Війна світів. Що заважає Мішелю Терещенку зробити Глухів європейським

0
175
Мишель Терещенко
Мишель Терещенко



Два года назад, в конце ноября 2015-го, по всем городам и весям разлетелась сенсация: на выборах в провинциальном Глухове, бывшей гетманской столице, победил Мишель Терещенко. Уроженец Франции, потомок известной династии меценатов и сахарозаводчиков пообещал глуховчанам сладкую жизнь.

Победа Мишеля Терещенко была оглушительной. Он набрал 8414 голоса (64,58%) против 4067 голосов (31,21%) у оппонента Юрия Бурлаки. Этот триумф француза в украинской глубинке многие восприняли как личную победу. Как одно из самых удивительных достижений Революции Достоинства.

С первых дней каденции экспат Терещенко наткнулся на мощное сопротивление старой системы. Своих оппонентов он называет "бандитами""мафией". Взамен получает судебные иски, обвинения в злоупотреблениях и непрофессионализме.

Не найдя поддержки в Администрации президента, Терещенко решает выйти на европейский уровень. В ноябре он планирует выступить в Европарламенте в Брюсселе с докладом о состоянии дел в Глухове и Украине.

Что услышат от Терещенко европейцы, куда привели мечты об идеальном Глухове и что изменилось в городе, – в репортаже «Украинской правды».

Без Ленина и мздоимцев

Напротив Николаевской церкви в центре Глухова заметно скучает таксист Валера.

За прохожими лениво наблюдает мопс, усевшийся у ящика с яблоками. В его взгляде отражаются вся боль и беды городка.

Таксист Валера, как и многие в глубинке, работой не избалован. В течение четырех лет Мишель Терещенко обещал создать 4 тысячи рабочих мест. Но не сложилось: за два года не появилось и десятой части.

Валеру совсем не греет мысль о том, что тут, в Николаевской церкви, 300 лет назад благословили на гетманство Ивана Скоропадского, Данило Апостола и Кирилла Разумовского. Его больше заботит день сегодняшний.

– Ну, какой смысл в том, что иностранец пришел? – заводится он с полоборота. – П-ф-ф! Народ не за Мишеля проголосовал, а за прошлое, фамилию его предков, которые тут круто вложились. Но я на выборы не ходил... Если б мне за это 500 гривен дали, тогда – пожалуйста.

На вопрос, что же тут изменилось, аполитичный Валера вздыхает: «Все, как и раньше».

События последних двух лет разделили жителей Глухова на два лагеря: пессимистов и оптимистов. Одни изменений упорно не замечают. Другие – искренне поддерживают мэра, радуясь любым его успехам. И первые, и вторые по-своему правы.

Николай Михайлик – предприниматель. Он – из тех, кто вполне счастлив, потому что Мишель перекрыл мздоимцам кислород.

– Как только прижали прихвостней Деркача (Андрей Деркач, нардеп, экс-регионал, почетный гражданин Глухова – УП), в городе все вздохнули свободно, – размышляет глуховчанин. – Раньше, к примеру, требовали подписать ежегодное «соцсоглашение» – дань такая была. Теперь никто поборы не собирает, проверок нет.

Мишель – молодец. Плохо только, что область по-прежнему у бывших регионалов. Полиция, прокуратура, суды – в старых руках.

 

 

 

Вторит Николаю и уличный торговец Юра.

– Многое меняется, – говорит он. – Тротуары делают, дороги латают. Бизнесу легче. Пусть Мишель работает дальше, лишь бы «рыги» палки в колеса не ставили.

Пыл предпринимателей остужает пенсионер Виктор Александрович.

– Коренных изменений нет, – считает он. – Тут ведь, как и везде в Украине – все рушится. Пока система не поменяется, никакой Мишель не поможет.

Еще более категоричны Надежда и Сергей Вакарины. Супруги голосовали за «крепких хозяйственников» – тех, кто безраздельно правил тут до Терещенко. В 2015-м хозяйственники вдруг проиграли, и Вакарины, похоже, ждут их возвращения.

– Ну, снес Ленина, поставил взамен Шевченко и карету (кованный памятник в центре Глухова – УП), тротуары начал делать, дальше что? – спрашивает Надежда. – Когда стал мэром, не с того начал: людей массово увольнял, погряз в судебных тяжбах, помпезно женился в Киеве. До сих пор в столице пропадает.

– И вообще, он – не наш, – добавляет Сергей. – Не понимает нас. Он – иностранец все-таки. Не знает, чем народ дышит.

Без Порошенко и децентрализации

В двухэхтажное здание мэрии Глухова народ заходит без проблем. Тут нет ни паспортного контроля, ни назойливой охраны. Показательная демократия.

– Вот вся моя охрана, – достает мэр из шкафа портрет своего прапрадеда Николая Терещенко. – Он – мой ангел-хранитель.

Не так давно из рабочего кабинета Терещенко исчез другой, некогда важный портрет. Похоже, навсегда.

– Всерьез рассчитывал на помощь Порошенко. Я был верным человеком президента. Думал, все будет супер (изящно делает ударение на французский манер на последний слог – УП). Просил повлиять на губернатора, дать возможность работать. Но меня не услышали. Теперь помощи не жду, и портрет Порошенко убрал, – поясняет он.

 

«Вот вся моя охрана» – достает мэр из шкафа портрет своего прапрадеда Николая Терещенко

Терещенко перечисляет всех, кто, на его взгляд, мешает поднять Глухов на ноги. Список внушительный: местные суды, прокуратура, полиция, областные власти, бывший мэр Бурлака, нардеп Деркач, а с недавних пор и Банковая. Вокруг, отмечает Мишель, – сплошная коррупция, кумовство и мафия. Похоже, весь мир пошел на него войной.

– Они сжигали машину жены в Киеве, склад со льном и коноплей, саботировали решения исполкома. Давили на членов моей команды. Помощи в Киеве так и не нашел. Поэтому решил в ноябре выступить с докладом в Европарламенте о ситуации в Глухове, – делится планами мэр.

– А что удалось сделать за два года? – интересуюсь у градоначальника.

– Ну почему все так любят этот вопрос?! – восклицает, раздражаясь, Терещенко. – Хочу построить дом, а инструментов у меня нет, понимаете? Мы заполнили и перевыполняем бюджет. Когда я приходил, было 48 миллионов, теперь 72-73 миллиона. При этом децентрализации в Глухове – зеро! Нам область не дает госсубвенции. Ахтырка из фонда регионального развития получила 30 миллионов на больницу. Шостка – 15 миллионов на бассейн.

А нам за два года дали всего 600 тысяч на канализацию, и то – в 8 км от города, там, где никто не увидит изменений. Ну, еще выделили 600 тысяч на крышу школыПри помощи субвенций покупают лояльность мэров. Но я – не лояльный.

 

 

 

Терещенко рассказывает: самым сложным после победы на выборах стала смена кадров. Жесткая люстрация по-глуховски продолжается. Всего за два года прошли порядка 50 судов, многие касались кадрового вопроса.

– Пока я контролирую город, нардеп Андрей Деркач не сможет снова пройти в парламент, – объясняет мэр. – Ему нужны свои люди по двум ключевым направлениям – в управлениях образования и соцзащиты. Для него это – предвыборные участки со своими директорами, методистами, учителями. Плюс агитационная работа с пенсионерами. До сих пор первый замначальника соцзащиты – сестра экс-мэра. Им нужен аппарат под выборы.

Но мы этого не допустим. Постепенно вытесняем бывших регионалов, всех неадекватных, ангажированных.

При этом Мишель уверяет: политика его не интересует; людей на работу берет, исходя из профессиональных качеств.

 

 

 

В Глухове действительно нет агитации. А вот в соседней Шостке уже красуются бигборды с рекламой «Основы» Сергея Таруты.

– Тарута – хороший знакомый, был на моей свадьбе говорит Терещенко. – Образованный, симпатичный. У него рекламы много. Честно, он и мне предлагал вступить в «Основу», но политически я не могу с ним дружить. Потому что у него чуть-чуть ностальгия по СССР. Да и собрал у себя бывших регионалов. А для меня это – все.

«Просто он не умеет договариваться»

Юрий Бурлака – тот, кого Терещенко разгромил на выборах мэра. Тот, кого новый мэр причисляет  к местной «мафии». Сегодня Бурлака  депутат «Воли народа» в исполкоме Глухова. В разговоре с УП называет себя другом Деркача.

Он назначает встречу в кафе-баре «Гетманщина», напротив Трех-Анастасиевского собора, в котором расположен фамильный склеп династии меценатов. Во время беседы пьет черный чай с лимоном. Выглядит разочарованным, хотя и благодарит Терещенко за то, что избавил его от бремени градоначальника, подарив свободное время на семью. Клянется, что участвовать в выборах больше не будет.

 

Юрий Бурлака в разговоре с УП называет себя другом Деркача

– Терещенко заявлял, мол, на могиле его предков «кабак построили, танцевали на костях» вспоминает Бурлака, бросая кусочек лимона в чашку. – Но на этом месте был общественный туалет, который потом в мусорник превратился. В сквере не было ни фонарей, ни лавочек, вместо деревьев – заросли. Мы же все привели в порядок, а бизнесмены построили «Гетманщину».

– Не могу понять, почему же вы проиграли на выборах, если было чем гордиться?– спрашиваю.

– Безусловно, людей привлекла красивая, европейская обертка, – отвечает. – А еще мы не уделили должного внимания информподдержке (коммунальную газету «Народная трибуна», рупор местной власти, после прихода Терещенко ликвидировали – УП). Для меня соцсети всегда казались глупостью. Я только в начале этого года зарегистрировался в Facebook, и понял, какая это великая сила.

– Скажите честно, вы – представитель мафии? – интересуюсь.

– Знаете, у нас в кругу принято первый тост за семью пить. Семья – главная ценность. Если в таком плане я мафиози, то – да. Но мы не банда. Мы общность людей, которые организовались для достижения определенных целей: строительства дорог, ремонта школ.

Мы коммуналку в прибыль вывели. Я пришел на долги в 2 миллиона 650 тысяч, когда доллар по восемь был. За год погасили, затем модернизировали котельные. Я могу часами вам рассказывать, что сделал за пять лет…

 

 

 

Юрий Бурлака протягивает брошюру с отчетом о достижениях за 2010—2015 годы. Шерстяная безрукавка, белая рубашка, очки в тонкой оправе – он похож на лектора.

– Вы лучше позвольте Терещенко что-нибудь сделать, не мешайте ему, – вспоминаю пожелания тех, кто симпатизирует французу с украинским паспортом.

– Кто ему мешает? Каким образом? Его критика – игра, пиар. Всегда легче обвинять другого в своих неудачах. В моем понимании Терещенко хочет подтянуть себя за уши до уровня депутата Рады. Конечно, у него есть амбиции госдеятеля. Глухов? Смешно! Для него Глухов – площадка для прыжка вверх. Пусть прыгает, ради Бога! Саакашвили вот тоже «взлетел», – иронизирует экс-мэр.

 

– И знаете, какая главная проблема Терещенко? – добавляет. – Он не умеет договариваться. Не в том смысле, что как на сходке. Просто он не дипломатичный. Во многих вопросах мы могли ему помочь. Но он изначально занялся войной, поиском бандитов, коррупционеров. В итоге потерял время, чтобы сделать что-то полезное.

Юрий Бурлака встает из-за стола. Похоже, разговор о Терещенко ему надоедает.

– Ладно, вижу, и я вам уже надоел, – говорит городской депутат. – За чай сам заплачу – мы хоть и безработные, зато мафия и коррупционеры.

«Украинская правда» пыталась получить комментарий и у самого Деркача, однако попытки связаться с нардепом остались безуспешными.

«Мы пойдем другим путем»

Сегодня город с богатейшей историей от наплыва туристов по-прежнему не страдает. Но Терещенко не теряет оптимизма. Он уверен, что лучшие времена еще впереди. Здесь, говорит он, будут с удовольствием жить, сюда будут стремиться попасть снова и снова.

По истечении второго года своего срока градоначальник продолжает фонтанировать идеями, не боясь насмешек извне. Двухлетие победы в выборах он встречает необычным экспериментом: один из коммунальных котлов заряжают коноплей. Топливо проявляет себя хорошо, результатом мэр остается доволен.

– В следующем году весь Глухов на конопле будет работать, – смеется потомок меценатов, который этой весной уже предлагал открыть центр лечения марихуаной.

 

Градоначальник Мишель Терещенко продолжает фонтанировать идеями, не боясь насмешек извне

– Знаете, – продолжает он уже серьезно. – Я ведь думал, что после второго Майдана все поменяется. После первого – нет. Там было понятно, что миллионеры восстали против миллиардеров. И в окружении Ющенко много бандитов было. И когда Янукович президентом был, мы знали, что он – бандит.

Но теперь… Эти люди заявляют, что идут в Европу, борются с коррупцией, а сами абсолютно цинично продолжают воровать. Система не сломлена. Она не просто сопротивляется, а крепнет.

– Вот вы говорите, что больше надежды на поддержку ни в Сумах, ни в Киеве у вас не осталось. Как собираетесь тогда Глухов поднимать? Может, ну его, пора сдаваться?

– Ничего, пойдем другим путем, – не унывает мэр. – Будем искать инвестиции, гранты, помощь международных благотворительных фондов – на стадион освещение, дороги, коммунальное хозяйство. Нам уже помогают Нидерланды, Великобритания, Франция.

 

Станет ли Глухов с приходом мэра-европейца хоть немного европейским – большой вопрос. Война двух миров – старого и нового – как и в целом в Украине, здесь только начинается.

На одной чаще весов – энтузиазм и пассионарность Терещенко. На другой – невероятная сплоченность и самоорганизация тех, кто хозяйничал тут до Майдана. Вот две главные стихии, которые приводят в действие все процессы в Глухове.

Как остаться человеком в этой схватке, каждый глуховчанин решает сам. Татьяна Романова свой выбор сделала. Бывший бухгалтер, пенсионерка с царской фамилией, в облезлой шубе и шапке, несколько раз в неделю выходит на свой пост. Она становится примерно там, где 300 лет назад Петр I вместе с митрополитом Иосафом предал анафеме гетмана Мазепу.

Татьяна приходит сюда, чтобы отдать в надежные руки щенков, собранных по подворотням древней гетманской столицы. На этот раз прихватила четверых.

 

Бывший бухгалтер, пенсионерка с царской фамилией Татьяна Романова свой выбор сделала

– Получается, волонтером стала, ага, – улыбается пенсионерка. – С обществом защиты прав животных привожу цуценят в порядок, а потом стараюсь пристроить. За лето 50 щенков отдали в хорошие руки.

Мишель? А что Мишель? Человек он вроде не плохой. Но разве что-то можно вообще изменить в нашем городе, нашей стране?

 

Евгений Руденко, УП


Присоединяйтесь к нам в Facebook, Twitter. Будьте в курсе последних новостей.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here