Утомленные сюрреализмом

0
133


В.Рыбников

Сказание о том, как Надя делала сюрреализм и что из этого вышло. События, описанные в сказании, вымышлены и происходят в параллельном мире, во всяком случае, пока.

***

Петр Порошенко проснулся и рывком сел на кровати. Кровать скрипнула продавленными пружинами. Президент удивился, пошарил по тумбочке в поисках портупеи, не нашел и, озадаченно сдвинув на затылок ночной колпак, позвонил в колокольчик.

— Гройсман, тапочки! — позвал он.

Гройсман не отозвался. На тумбочке обнаружилась записка. «Ушла к Медведчуку, не поминай лихом. Марина», — прочитал Порошенко.

Не веря глазам, президент поспешно выбежал из обшарпанной спальни в еще более обшарпанную гостиную. В гостиной стоял телевизор «Голдстар», включенный на канале «ЗИГ». Телевизор был не его, и дом тоже был не его.

— Ни хрена себе, — сипло сказал Порошенко, поскользнулся на заплесневелом линолеуме и больно сел на валявшийся на полу пульт.

— А сейчас на прямой связи из Голландии по скайпу выдающийся реформатор Михаил Саахашвили, — сказала из телевизора журналистка Влащенко эротическим басом. — Скажите, Михаил, хо-хо-хо, теперь, когда диктатор свергнут, вы собираетесь вернуться в Украину, хо-хо-хо?

Показали широко улыбающегося Михаила. Широко улыбающийся Михаил разметался в розовом кусту в распахнутом халате на голое тело, увлеченно курил бульбулятор, почесывая себя везде, и пытался понять, где он.

— Читоо? — неторопливо ответил он. — Ну, ны знаааю. Как гаварыл великий паэт, залупайте цю скалу, а патом я буду дэлать вам рыформа.

— Шоб ты здох, — в сердцах сказал Порошенко и переключил на «НьюсИван».

Утомленные сюрреализмом 01

— А теперь новости культуры, — жизнерадостно объявил «НьюсИван». — Перед сегодняшним выступлением в Верховной Раде президент Украины Надежда Савченко...

— Чего?! — заорал Порошенко и попытался ущипнуть себя за живот, но пальцы соскользнули.

— ...показала телезрителям свою жопу! — закончил «НьюсИван» с ноткой восторга.

К камере подошла Надежда Савченко и показала.

— Ну что, всрались, суки?! — злобно заорала Савченко. — Погодите, сейчас я еще передом повернусь, вообще обоссытесь.

Порошенко закрыл рот обеими руками и убежал в туалет, где его мучительно вырвало.

— Что же это творится, господи, — бормотал Петр Алексеевич, поспешно одеваясь в висевшие на вешалке штаны с пузырями на коленях и куртку из кожзама. — Просто сюрреализм какой-то.

***

На улице была почему-то Соломенка. Кортежа нигде не было, что было воспринято свергнутым диктатором (а Порошенко уже догадался, что это он и есть) без особого удивления. Транспорт ходил редко, правил не соблюдали. На перекрестке Соломенской и Волгоградской столкнулись пять джипов с с номерами ЛНР и ДНР. Луганские достали автоматы, донецкие кинули гранату, жахнуло, в воздухе разлетелись дымящиеся георгиевские ленточки.

— О господи, — охнул Порошенко, поспешно перебежал дорогу и юркнул в здание Соломенского рынка, где внезапно столкнулся с несчастным Юрием Луценко. Луценко был одет не лучше, чем экс-президент, к тому же сильно зарос. В руках генпрокурора была полная бутылка водки.

— Не время бухать, Юра! — отчаянно закричал Порошенко, утаскивая приятеля вглубь торговых рядов. — Ты можешь сказать, что вообще в стране происходит?!

Вместо ответа Луценко отвинтил крышку бутылки и, перевернув ее кверху дном, с вызовом уставился на шефа. Из шкалика не лилось, водка словно бы застыла внутри, хотя генпрокурор изо всех сил тряс ее обеими руками.

— Вот что происходит, — зло сказал Луценко. — Водка не льется.

— Тут какой-то фокус, — хмыкнул Порошенко. — Дай сюда.

Взяв бутылку, диктатор хлюпнул водкой на грязный пол павильона.

— Ну вот же, все нормально, чего ты как неродной, — сказал Порошенко.

— У тебя течет, у меня нет, — горько сказал Луценко. — Это уже пятая бутылка, всегда одно и то же. Сюрреализм какой-то. Казалось бы, еще вчера вечером я был генпрокурор, на Савченко подання подавал, а теперь я такое недоразумение, что у меня даже водка не льется.

— Постой-постой, — задумчиво сказал Порошенко, хватая приятеля за рукав. — Сюрреализм!

— Да пошел ты, Петя, — мрачно сказал Луценко, махнул рукой и, вырвавшись, смешался с толпой.

— Семечки, семечки, сдобные семечки, стаканчик тридцать, баночка сто! — жизнерадостно прокричал кто-то, и Порошенко, узнав знакомый голос, бросился на звук.

— Семки ложь, да в них намек, добрым молодцам урок! — балагурил Гройсман, играя завязками белоснежного фартука, наброшенного на недорогой, но ухоженный костюм. Сам он весь тоже был очень ухоженный. — Семки эти непростые, в них скорлупки золотые, ядра — чистый изумруд, ополченцам Новороссии — скидки!

— Ты что несешь, блин, драчистый изумруд? — злобно прошипел Порошенко, хватая его за ворот. — Каким еще ополченцам, какой Новороссии?!

— А ты мне не тычь, барыга, — холодно сказал Гройсман. — Времена теперь другие, кончилась твоя диктатура, да и патриотов уже не сливают. Как сказал наш премьер-министр Александр Захарченко...

— Кто?! — заорал Порошенко. — Захарченко?

— Тихо, — быстро сказал Гройсман. — На подвал захотел?

Внезапно на его лице расплылась сладкая улыбка. Отпихнув Порошенко локтем, к прилавку Гройсмана протиснулся хилый туберкулезник в камуфляже с автоматом через плечо.

— Сышь, Грося, — сипло сказал туберкулезник, сморкаясь в рукав. — Семки есть?

— Есть, есть, уважаемый ополченец Сопля, — еще слаще сказал Гройсман, доставая из-под прилавка ведро семечек. — Вот, отборные, лично жарил!

— А если найду? — спросил Сопля, принимая ведро. — О.

— Ништяк? — светски сказал Гройсман. — Передавайте от меня привет Александру Владимировичу и его многоуважаемой подруге Надежде Викторовне Савченко.

Перестав удивляться, Порошенко осмелел и украдкой ссыпал себе в карман две банки семечек из ближайшего мешка.

— Слышь, Грося, — небрежно сказал он, когда Сопля отошел и начал пилить ножовкой на металлолом стену мясного павильона, — а кто сейчас у нас генпрокурор?

— Как кто? — удивился Гройсман. — Сопля и есть генпрокурор. Справедливый мужик, и немногословный, не то что прошлый.

***

На перекрестке Соломенской и Волгоградской луганские помирились с донецкими и, растащив трупы по тротуарам, дружно пилили троллейбус прямо на остановке. Рядом дрались друг с другом пассажиры: судя по крикам, одной половине президент Савченко понравилась в телевизоре задом, а другой — передом. Зад побеждал.

— Сюрреализм, — уныло покачал головой Порошенко и принялся ловить попутку до Банковой, но никто не останавливался. Сзади с грохотом обвалилась распиленная стена Соломенского рынка. Из-под обломков выбрался грязный, но счастливый генпрокурор Сопля и от избытка чувств дал длинную очередь из автомата. В доме напротив посыпались стекла, и стало слышно, как там насилуют восьмиклассницу.

— Тебе куда, скотыняка?

Порошенко моргнул и увидел сначала оседланную корову, а потом восседавшего на ней депутата Ляжко.

«А этот, сука, нигде не пропадет», — со злостью подумал Порошенко, а вслух сказал: — Да мне бы на Банковую, в Администрацию...

— Ну садись давай, с ветерком доедем, — легко согласился Ляжко. — На вот только шлем надень.

— Сюрреализм, — мрачно сказал Порошенко, натягивая на голову глухой мотоциклетный шлем, но на корову посмотрел с уважением. — За сколько до сотни разгоняется?

— Да где-то часа за три, — сказал Ляжко, — но я не к тому. Просто в шлеме тебя никто не узнает. Ну, то есть тебя и так сегодня не узнать, но мало ли, а потом скажут: Ляжко диктатора возил, так мы в него гранату кинули... Да куда ты лезешь, сзади садись.

Покраснев, Порошенко пристроился сзади, Ляжко пришпорил корову вилами, поехали.

— Эх, время настало интересное, — с удовольствием сказал радикал, подставляя лицо ветру. — Ринат Леонидович говорит, золотое время, а Ринат Леонидович голова.

«И этот не пропадет», — подумал Порошенко, а вслух сказал: — Так а это, Путин еще разве не напал?

— А зачем? — удивился Ляжко.

На Жилянской проскочили на красный. Ляжко изловчился и трахнул вилами по голове какого-то деда на многолюдном переходе. Порошенко втянул голову в плечи, ожидая народного самосуда, но народ радостно закричал: «Ляж-ко! Ляж-ко! Ма-ла-дец!»

— А пошли все в жопу! Жопа, жопа, писюн! — рявкнул на крикунов Ляжко, и они закричали еще радостнее.

— Видал? — гордо спросил лидер Радикальной партии. — Вот какой у нашего народа сейчас общественный запрос. Жалко, про жидов еще забыл сказать.

— Сюрреализм, — пробурчал Порошенко. — Знать бы еще, откуда он взялся на мою голову.

***

По прибытии выяснилось, что Администрацию президента развалил и сжег народ, возмущенный тем, что преступная власть не называла войну войной, а здание Кабмина пало жертвой слухов, будто бывший президент на Мальдивах купался без трусов с известным блогером Олежко. Порошенко отчитал Ляжко за то, что тот не предупредил его о случившемся сразу, Ляжко возразил, что хотел сделать сюрприз, и выдал диктатору пригласительный на утешительную экскурсию в Раду, после чего тепло распрощался с пассажиром и ушел парковать корову в комитеты. Не снимая шлема, Порошенко поплелся к зданию парламента.

К его удивлению, на подступах к Раде опять стоял палаточный городок, украшенный протестными транспарантами: «Власть не сливает патриотов!», «Надя не показывала жопу уже три часа!», «Семененченко козел!», при этом «Семененченко» было зачеркнуто, а сверху написано «Сакварелидзе». Под транспарантами сидел Семененченко и торговал оружием.

Поежившись, Порошенко бочком просочился в Раду и легко прошел рамку безопасности.

Дремавший охранник мгновенно вскинулся.

— Стоять, мотоциклист! — рявкнул он. — Оружие есть?

— Нет, — честно ответил Порошенко.

— Без оружия нельзя, — строго сказал охранник.

— А что же мне делать? — растерялся Порошенко.

Охранник подумал и, порывшись под столом, подал ему пистолет.

— Вот, бери, потом вернешь, — сказал он. — Имей в виду, стреляет резиновыми пулями, так что мочи в упор, лучше в глаз, сади всю обойму.

— Ага, — сказал Порошенко и, сунув оружие в карман, украдкой поднялся на балкон для блогеров.

На балконе для блогеров популярные блогеры били блогера Олежко. Быстро отвернувшись, диктатор уперся взглядом в президиум, в котором сидели спикер Рубан и первый вице-спикер ополченец Вафля.

— А теперь, котаны, перед вами выступит и покажет жопу президент Украины Надежда Савченко! — объявил спикер.

Зал заседаний взорвался аплодисментами.

Надя встала перед президиумом и показала. Популярные блогеры сбросили блогера Олежко вниз. Внизу зашикали.

— Котаны! — крикнула Надя, оставаясь в той же позе. — Кто из нас не мечтал взорвать все нахуй.

Зал взорвался новыми аплодисментами.

— Спасибо, — сказала Надя и выпила бутылку водки. — Котаны. Мы долго жили без национальной идеи, и теперь у нас есть национальная идея. Наша национальная идея — сюрреализм.

— Чего-чего? — прошептал Порошенко, холодея от подступающего к горлу озарения. — Что ты сказала, больная сука?

— Сюрреализм, — твердо повторила Надя. — Я делаю сюрреализм... Эй, кто там отвлекается, когда я показываю жопу?!

С этими словами Савченко, не меняя позы, метнула гранату в сектор Оппозиционного блока. Бахнуло. В блогерскую ложу прилетела нога Шуфрича. Блогеры со смехом зашвырнули ее обратно и попали в Добкина-младшего. Добкин-младший заколдобился.

— Что, усрались? — закричала Савченко. — Сейчас я вам покажу кое-что получше.

Порошенко едва успел сорвать с головы шлем, прежде чем его мучительно вырвало. Не поднимая головы, диктатор поспешно выбежал в кулуары, скатился по лестнице и, сунув охраннику пистолет, выбежал на улицу.

— Ах ты кобыла безрогая, — с ненавистью бормотал он себе под нос. — Ну я покажу тебе сюрреализм, манда.

***

— Слышь, Семен, минометы есть? — тяжело дыша, спросил Порошенко.

— Минометы дорого, — лениво сказал Семененченко. — И гривни мне не суй, у меня этими фантиками уже весь туалет обклеен.

— Есть семки, — вполголоса сказал Порошенко и аппетитно пошелестел рукой в кармане. — Две банки.

— Семки? — сглотнул Семененченко. — Две банки?

— Для самого Сопли жарили, — со значением сказал Порошенко. — На вишневых дровах.

Семененченко жадно кивнул, сгонял в палатку и выкатил оттуда новейший российский миномет «Мир».

— Прямые поставки из Ростова, — со значением сказал он. — Три мины в обойме, одна в стволе, полный автомат, Рубан лично проверял.

— Сюрреализм, — буркнул Порошенко, но поверил.

— В подарок по акции два «калаша» и восемь гранат, больше нету, — поспешно сказал Семененченко.

Порошенко кивнул, расплатился и, выкатив миномет на площадь перед Радой, открыл огонь. Мины по очереди улетели в небо. Диктатор зловеще ухмыльнулся, передвинул поудобнее подсумки с гранатами, дослал патроны в патронники и стал ждать. Из палаток протестного городка высыпали люди, к площади подтягивались прохожие, праздные зеваки и журналисты.

Наконец, мины с воем ударили в купол Верховной Рады, уничтожили его и разворотили стены. Порошенко подошел поближе и закидал развалины гранатами, после чего добил из автоматов выживших, сделав исключение лишь для блогера Олежко.

...Усталый, но довольный, Порошенко, прихрамывая, героически вышел из дыма и гари на площадь Конституции, волоча за собой самый ценный кусок Нади Савченко.

На площади его встречала многотысячная толпа. Она скандировала: «По-ро-шен-ко! По-ро-шен-ко! Ма-ла-дец!». В руках толпа держала транспаранты «Порошенко в президенты», «Порошенко придет порядок наведет», «Порошенко укротит олигархов», «Порошенко посадит трех лучших друзей» и пр. Толпа прибывала с каждой минутой. Кто-то уже подогнал бульдозер, Порошенко привычно взобрался на него и обвел митингующих долгим победным взглядом.

— Ну что, всрались? — с улыбкой спросил он.

 

Василий Рыбников, «Цензор.НЕТ»

 

Загрузка...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.