Украинки в сирийских лагерях для беженцев хоронят своих детей и живут в аду. Эксклюзив

0
540
Украинки в сирийских лагерях

Десятки украинок, которые в поисках счастья поехали за своими мужьями, и тех, кто просто отправился в далекую Сирию преподавать в местных школах, лечить больных, в один миг оказались жертвами страшной войны.

Сейчас они в ужасных условиях живут в лагере для беженцев вместе со своими детьми. Порой им нечего пить и есть. Их бьют и бросают в тюрьмы. Несколько украинок уже погибли.

Подробнее о том, что происходит с нашими согражданами, читайте в материале OBOZREVATEL.

Поехали заработать денег

Фатима Бойко, которая сейчас живет в Германии, потеряла в Сирии свою племянницу (имена и фамилии мы не называем в целях безопасности этих людей. – Ред.). Несколько лет семья ничего не знала о том, что с ней и ее детьми.

Племянница жила в Крыму. Вместе с мужем они не могли найти работу и тогда супруг предложил ей поехать на заработки в Турцию.

«Первое время там им было хорошо. Но, видимо, он попал под чье-то влияние. Кто-то им рассказал, что можно поехать на границу с Сирией, там работа еще лучше. Племянница вернулась в Украину, забрала детей и поехала к мужу. Но уже на границе ей объявили, что супруг на той стороне, в Сирии. И ей с детьми нужно идти туда. Она поверила, и с тремя детьми, беременная четвертым ребенком перешла в Сирию», – рассказывает Фатима.

Украинский мальчик хочет вернуться домой из лагеря беженцев.

С тех пор супруги не раз пожалели о том, что сделали, да было поздно. Муж, как и другие выходцы из бывших республик СССР, трудились на обычных работах: пекарями, строителями, сапожниками, поварами. Фатима уверяет, что они не участвовали ни в каких военных действиях, просто зарабатывали деньги на содержание своих больших семей.

Мужа убили, а ее снова выдали замуж

Но со временем мужчина все чаще стал возвращаться с работы удрученным и ужасаться тем реалиям, говорил жене, что нужно как-то выбираться.

«Видимо, у его друзей были те, кто работает на спецслужбы, и донесли, что есть человек, который хочет отсюда уехать. Однажды его забрали на работу и больше он не вернулся. Племяннице просто сказали, что машина подорвалась. Она так и не знает, где лежат останки мужа», – отмечает Фатима.

А дальше все пошло, как в плохом кино. Родственницу снова выдали замуж, потому что одна женщина в Сирии жить не может, о ней должен заботиться мужчина. Новый муж был выходцем из бывших советских республик, который принял ислам. Они обсуждали возможности побега и его тоже убили. Потом появился третий супруг – чеченец. С ним произошла аналогичная ситуация.

В лагере случаются пожары.

Все это время семья ничего не знала о судьбе родственницы. В Крыму началась оккупация и в дом брата Фатимы наведалось ФСБ. Они уже знали, что первого мужа племянницы убили и интересовались ее местонахождением.

«Но брат ничего не знал, от ФСБ он только узнал, что произошло с дочкой и ее мужем. И уже в 2018 году она вышла на связь со мной, потому что телефоны родственников в Крыму были утрачены. Она рассказала об ужасах, которые ей пришлось пережить. Но она была жива. Она говорила, что там много женщин из разных стран. Они покинули дома во время бомбежек и перебирались от села к селу», – вспоминает Фатима.

Шли и хоронили своих детей

«Самым страшным был переход по пустыне, где ночью было очень холодно, а спрятаться или согреться было невозможно. У них не было теплой одежды. Так они и шли, по пути хороня своих детей. Когда она позвонила, рассказывала, что вместе с другими женщинами из Молдовы, Польши, России живут в подвале, их постоянно бомбят, есть нечего, они буквально едят траву. Наконец-то сирийская армия взяла все под свой контроль, и они оказались в лагере для беженцев Аль-Хол», – продолжает Бойко.

Дети не могут тут учиться.

Пока до сентября 2019 года лагерь находился под американцами, то жизнь там была относительно сносной. Красный крест доставлял им воду, еду. Но потом лагерь перешел к курдам и тогда начался ад: обыски, избиения, издевательства, аресты.

Курды могут посреди ночи ворваться в палатку, где живут женщины с детьми, забрать кого-то в тюрьму на несколько дней, а потом вернуть. Так в лагере погибла одна украинка. У нее было ранение в голову, ей не оказывали помощи и начался абсцесс. Пропали двое ее детей, один из них был ранен, у него не было ноги.

«То, что мы знаем, кроме этой женщины умерли еще двое на выходе из Богуза, когда был обстрел, а о судьбе еще одной украинки мы ничего не знаем. Иногда женщины отсюда выходят. Их выкупают родственники за большие деньги. Так лагерь покинуло несколько украинок, но пока на территорию Украины они не заехали. Вероятно, живут где-то в более безопасном месте. Некоторым удалось добраться до Стамбула. Наш МИД пообещал им помощь, если они обратятся там в наше посольство официально. По нашим данным, в лагере находится 17 женщин и 44 ребенка. Хотя Красный крест и Рафат Чубаров дают большие цифры», – говорит Фатима.

Украинские дети хотят домой в Украину.

Дети погибли в водовозке

Жизнь в лагере для беженцев устроена как большой базар. Чтобы выжить в таких условиях, наши соотечественницы идут работать к таким же сестрам по несчастью, только из Европейских стран. Европейкам родственники могут помогать, пересылают деньги.

Поэтому, по словам Фатимы, никто из украинок не сидит сложив руки. Они приглядывают за чужими детьми, убирают в палатках, переставляют их, готовят салаты на продажу. В лагере есть украинская бабушка, которая приехала спасать своих внуков-сирот – мать и отец детей погибли. Все, что она может купить, – это яблоки и помидор, чтобы как-то порадовать детей.

Еду раз в месяц завозит Красный крест, раздает в коробках. Едят обычно чечевицу и фасоль, еще есть масло. Готовят на газовых примусах, которые частенько взрываются и из-за них бывают пожары.

С водой тут проблема. Несколько дней ее могут не завозить и люди буквально умирают из-за жары.

Люди пытаются хоть как-то выбраться из лагеря. Как-то турецкая сторона организовывала гуманитарный коридор. И на территорию лагеря заезжала огромная водовозка с водой. В ней были обустроены ниши, в которых тайно вывозили детей и женщин. Очередь из желающих уехать большая, но такое путешествие очень опасно. Однажды во время жары в водовозке задохнулись дети.

Дети, которые задохнулись в водовозке.

Несмотря на то, что их накачали снотворным, чтобы они не выдали себя, они проснулись от духоты. Ведь на улице было под 60 градусов. Охрана вытащила их, пыталась отпоить, но они умерли.

МИД обещает помочь

Бойко одна из немногих, кто бьет в колокола, пишет во все инстанции, чтобы спасти украинских женщин из этого лагеря. Недавно она с еще четырьмя родственницами, также попавшими туда девушками, посещала МИД Украины. Там обещали помочь.

«МИД работает, работают спецслужбы. Говорят, что с курдами очень сложно договариваться. Вот они что-то решили, на завтра наши приходят, а они все отменили. И дело даже не в деньгах на переезды. Очень сложно договориться о безопасном выводе людей, нужно договариваться со всеми, чтобы дали зеленый коридор. Единственный, кто так и не помогает нам, – это Офис представителя по правам человека и Людмила Денисова. Они присылают отписки. И встретиться с нами даже не захотели, сославшись на коронавирус. От онлайн-встречи тоже отказались. А на другой день, смотрю, Денисова поехала награду получать, инфекции не побоялась», – возмущается Фатима.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.