Так ты подкаблучник: Ветеранов АТО после конфликта с начштаба “Десны” отправили на заминированное поле

0
2894


Резервист вооруженных сил Украины Дмитрий Емельянчиков на своей странице в Facebook рассказал о том, как в учебном центре «Десна» других резервистов, среди которых были ветераны АТО, заставляли принимать участие в разминировании полигона. Это при том, что такие задачи не предусмотрены планом переподготовки резервистов ВСУ. Передает inforesist.org

Для начала он поведал о конфликте с начальником штаба «Десны» полковником Богомоловым, который позволил себе хамское общение с одним из бойцов.

Вечером 13 сентября подразделение в составе учебной роты шло на ужин, где на подходе к столовой рота была остановлена ​​начальником штаба господином полковником Богомоловым, который, по моему мнению, намеревался спровоцировать нас и вывести на конфликт. Подойдя к одному из бойцов он спросил: «Ты почему не бреешься солдат?!» На что получил от него ответ, что мол его жену все устраивает …. далее полковник продолжил: «А-ааа, так ты подкаблучник значит? Тебя в жизни жена указывает бриться тебе или нет?!» …. солдат стоял молча не зная, что ответить ПОЛКОВНИКУ на такое хамство, однако молча не стояли другие солдаты и спросили у начальника штаба, почему он перешел с бойцами на личности, чем унижает перед строем честь и достоинство тех, кто воевал? …... ответа от Богомолова не было, и ничего не придумав лучше, он начал отдавать роте, которая так и стояла перед входом в столовую приказы: «Кругом! Кругом! Кругом! …. прогремело три или четыре раза от начальника штаба Богомолова. Около двадцати бойцов не выдержав пренебрежительного к себе отношения и чтобы не переходить на личности по отношению к начальнику штаба развернулись и, поблагодарив Богомолова за вкусный ужин, пошли в расположение голодными. Беседа у столовой продолжалась с теми, кто не пошел в казарму, чтобы не остаться голодными, еще около 35 минут, — написал Емельянчиков.

На следующий день роте резервистов в добровольно-принудительном порядке поручили очистить полигон он неразорвавшихся снарядов.

На следующий день ситуация обострилась еще больше, потому что всему составу роты была доведена информация о том, что резервисты в количестве 50 человек должны отбыть на полигон, где всегда проводятся стрельбы, для его обслуживания, путем определения места нахождения неразорвавшихся боеприпасов калибром 73 и 30 мм. Большую половину роты возмутила это заявление и посыпались справедливые вопросы к офицерам о том, входит ли хождение по полигону, где есть неразорвавшиеся боеприпасы, в учебную программу переподготовки резервистов? …. На что офицеры ответили так: «А кого нам кроме вас туда посылать? Срочников? … А контрактников у нас не хватает катастрофически! А саперов у нас на всю часть аж два! А у вас боевой опыт! Да и чего вам стоит сходить на тот несчастный полигон?! …... Ситуация переросла из просто конфликтной к принципиальной после того, как я спросил у офицера, является ли эта задача обязательной к выполнению или добровольной? …... Ответ перед строем была такой: «Это абсолютно добровольно!». «Тогда я могу не идти на эту задачу?», — спросил я. …. Ответ: «Нет, не можете, ведь есть приказ командира дивизии и командира полка, которыми предусмотрено привлечение резервистов к этой работе! …... То есть все добровольно-принудительно, — отметил резервист.

 

На замечания Емельянчикова о том, что подобные задачи не предусмотрены планы переподготовки резервистов, и что у него нет практичных навыков по разминированию, его вывели из строя и заставили написать объяснительную на имя командира батальона.

На мои замечания по поводу того, что я не сапер/инженер, что у меня нет практических навыков и умений, что это не входит в план подготовки резервистов, есть инструкция генерального штаба ВСУ о подготовке резервистов (пункт 3.13) в котором сказано, что резервисты не привлекаются к суточным нарядов и других мероприятий, не имеющих отношения к учебе, я получил замечательный ответ: «Выйди из строя! Лично с вами мы потом разберемся!». Разбираться со мной начали сразу же. После доведения информации о привлечении резервистов я был вызван для дачи объяснений о том, почему я отказался выполнять приказ? Объяснения пожелали получить в письменном виде путем написания рапорта на имя командира батальона. В рапорте я написал следующее: «Я, солдат Емельянчиков Дмитрий Анатольевич отказываюсь выполнять приказ командира о разминировании и определения местоположения неразорвавшихся боеприпасов, поскольку не имею практических навыков и умений по выполнению этих работ, а также беспокоюсь о своей собственной жизни и здоровье. Кроме того, работы по разминированию и определения местоположения неразорвавшихся боеприпасов не входят в программу подготовки наводчиков-операторов БМП-1/БМП-2», — продолжил резервист.

Дальше у Емельянчикова был разговор с замполитом полка, который сказал ему подписать ряд документов, в которых был указан ряд нарушений якобы совершенных несогласным с действиями офицеров центра резервистом.

На следующий день я был вызван к целому замполита полка для дачи устных объяснений, где я подтвердил свое нежелание привлекаться к данным работам по указанным в моем рапорте основаниям. Уже на этой беседе передо мной положили несколько бумажек, среди которых была моя служебная характеристика и материалы расследования факта отказа от выполнения приказа. Согласно этим бумагам, я не знаю воинских званий командиров, нарушаю военную дисциплину, не соблюдаю режим учебного центра, унижаю офицеров и нарушаю нормы воинских уставов. С материалами попросили ознакомиться и расписаться…...ознакомился, сказал, что не согласен с тем, что указано в материалах и отказался ставить под ними свои подписи, — подчеркнул Емельянчиков.

Через час после отказа подписывать документы о нарушениях резервиста отчислили из «Десны» и сообщили, что он должен отбыть  в Новоград-Волынский в расположение 30 ОМБр.


 

 

 

Присоединяйтесь к нам в Facebook, Twitter. Будьте в курсе последних новостей.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here