Поделитесь этой новостью в соц. Сетях:


Конечно, я разрушен сегодня. Новость о кончине Юрия Алексеевича буквально оглушила. Но ведь понимал же умом, что — да, стар, болен, долго не протянет, поэтому надо спешить, надо успеть...
И мы снимали. Много снимали. Я напрашивался в гости, а Юрий Алексеевич был только рад, и всегда подчеркивал: «С вами — сколько угодно готов трепаться!..» Это так он называл съемочные сессии.
— О чем болтать-то?
— Просто вспоминайте. Здесь нет меня, Ромы, камер этих нет. Просто вспоминайте обо всем, пусть — обрывочно, даже сумбурно. Зацепитесь, и мысль пойдет, и картинка отрисуется...
И он рассказывал. Много, и в неожиданных подробностях. А потом в один момент, когда, казалось, уже и вопросов не осталось, да и сам Юрий Алексеевич устал от нашего внимания — самопроизвольно вырвалось:
— А теперь — в вечность! Все, что хотите. Просто — все!
...Мы отсняли 4 часовых сессии. И в понедельник я похвастался:
— Вот, скоро приступим к монтажу первой части вашей саги. Только композитор музыку допишет...
— Как! И музыка будет? Я-то уж думал, что только похоронного марша заслуживаю...
— Что вы такое говорите? Музыка будет самая что ни на есть жизнеутверждающая!
— Ну, Саш... Прямо Голливуд...
— Да. По-взрослому, Юрий Алексеевич!..
Фильм будет, Юрий Алексеевич. Никакой недосказанности не останется. Обещаю. Перед Вашей светлой памятью и людьми.

 

 

 

 

Присоединяйтесь к нам в Facebook, Twitter. Будьте в курсе последних новостей.

ПОДЕЛИТЬСЯ

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Добавить комментарий