Шендерович: Олег Табаков в 2014 году пытался выскользнуть из подписного «крымского» списка

0
650


Человека можно измерить разными способами, по разным осям.
Но есть еще и такое понятие: объем.

Олег Табаков был – большим. Объемным, сложносочиненным, разным. Был искренним и лукавым, двусмысленным — и очень ясным, валяющим ваньку и открыто драматичным. Он был опытным царедворцем и, дружа с душными властителями страны, десятилетиями напролет насыщал родную страну — кислородом свободы…

В 2014 году он пытался выскользнуть из подписного «крымского» списка – как жизнь назад, в 1968-ом, любимец свободной Праги, пытался выскользнуть из партийных объятий предыдущих «родных» оккупантов. Ни в том, ни в другом случае ему это не удалось, но ни в том, ни в другом случае он ничего не искал для себя. Он пытался сохранить дело, которому посвятил жизнь. Дело, которое и было его жизнью.

Уязвима ли эта позиция? Да, очень. Понимал ли Табаков ее уязвимость? Несомненно. Страдал ли от этого? Да. Случалось ли ему говорить слова, о которых он потом жалел? Срывался ли он, старел ли, бывал ли тяжело неправ?
Да, конечно.

Но он был – огромный. Огромный и настоящий. Почти беспрецедентно успешный. Заслуженно любимый. Очень сильный, — и сила эта проявлялась, в том числе, в веселом презрении к тем, кто хулил его, радостно компенсируя разницу в объемах.

Хулившие могли быть тысячу раз правы в частных оценках, но счастливое возбуждение выдавало их. Объем души этих праведников был очевидно несопоставим с душой этого грешника…

Их праведные сегодняшние пляски над неостывшим телом – исчерпывающий каминг-аут.

 

Загрузка...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.