Крымский мост нельзя строить! Будет трагедия – российский ученый

0
2836


Крымский мост задумывался Кремлем не столько как инфраструктурный, сколько как политический, пропагандистский проект. Таким образом россиянам, у которых за годы после аннексии несколько выветрилась эйфория от «Крымнаш», необходимо было доказать: оккупированный украинский полуостров ждет большое будущее. Ради того, чтобы накануне президентских выборов по нему мог с ветерком проехаться сам Владимир Путин, даже была смещена дата российских выборов. Передает  Обозреватель

14 марта вечный президент России все-таки побывал на недостроенном Крымском мосту и подсластил горькую пилюлю обещанием, что уже в мае по нему можно будет проехаться на автомобиле.

Но, увы, это как раз тот случай, когда желания не совпали с возможностями: с экономическими, с политическими и даже с сугубо геологическими. Похоже, «грандиозный» проект ждет участь двух предыдущих мостов через Керченский пролив.

Железобетонные аргументы в пользу этого утверждения в интервью «Обозревателю» привел старший научный сотрудник Института водных проблем РАН, кандидат геолого-минералогических наук, горный инженер-гидрогеолог, член партии РОДП «Яблоко» Юрий Медовар.

— На май текущего года запланирована сдача автомобильной части моста, на конец 2019 года – железнодорожной.

— Прекрасно! Я рад за Путина. Может, он по нему и пройдется, а лучше – проедется.

На самом деле они хотели запустить этот мост к мартовским выборам – именно потому их и перенесли.

Его строят давно, и я не знаю, построят или нет. Я много говорил об этом, и могу добавить только единственное: что мост в этом месте строить нельзя.

Настоящий СНИП (Строительные нормы и правила. – Ред.) писали специалисты с большой буквы, которых сейчас, наверное, уже не осталось, потому что старые ушли туда (показывает вверх), среднего возраста уехали за границу, а в молодых я как-то мало верю, потому что сам принимаю по своей специальности экзамен в аспирантуру, и я вижу их уровень знаний.

Так вот, в старом СНИПе было написано, надо и господину Путину об этом сказать – что арочный мост можно строить только на скальных породах, то есть основание должно быть твердым – граниты или что-то еще. Тогда они держат. А здесь – полутвердые, водонасыщенные, плывущие глины, у которых эпюра напряжения, эпюра нагрузки совершенно другая. Поэтому сразу и просели две центральные опоры.

Сначала я думал: как же так? Почему они его строят с середины? Обычно среднее звено – последнее. Но потом стало ясно: тут колоссальная нагрузка, 10 тысяч тонн на 2 опоры. И они посадили этот центральный арочный проем, и он просел. Почему просел – понятно, потому что это связанные грунты и глины. Но они-то просели неравномерно, получился очень большой перекос, и это очень страшно на самом деле.

По той же причине нельзя построить железнодорожные подъезды – там грунты не те. Нужно менять весь грунт, который находится на подъездных путях, а это дополнительно еще 3 миллиарда рублей.

Геологические изыскания не делали. Этим формально занимались какие-то две конторы с уставным капиталом в 5 тысяч рублей каждая. Но за 2015—2016 годы через них прошло порядка 600 миллионов рублей. Причем, отчетность убыточная – нормальные люди не пропускают 600 миллионов через контору с уставным капиталом 5 тысяч рублей. То есть понятно, что это «Рога и копыта».

А теперь оказалось, что эти изыскания не были выполнены.

— Вы хотите сказать, что строительство ведется без геологических изысканий?

— Я уверен в этом! На самом деле изыскания проводились в 1970-е годы крупнейшим институтом «Гидропроект», который проектировал Асуанскую ГЭС в Египте, занимался переброской северных рек.

Изыскания проводились совместно с лабораторией морской геологии Московского университета. И тогда была экспертиза, которая сказала: строить его нельзя. Это самое плохое место, но его выбрали.

— То есть при строительстве Крымского моста были использованы данные геологических изысканий более чем 40-летней давности?

— Скорее всего, да.

Мост строили с нарушением СНИПа. И с 1 июня 2017 года – а мост начал строиться гораздо раньше – СНИП изменили, из него убрали понятие «основание из скальных пород».

Так что там нарушение на нарушении.

— Вы сказали, там нельзя строить арочный мост. А какой можно?

— Там вообще нельзя строить никакой мост. Когда-то говорили про тоннель, но потом оказалось, что и его там построить невозможно – там очень много водоносных горизонтов, майкопские глины на глубине до километра, а до коренных пород далеко.

Кстати, сваи забивали на глубину 55 метров. Такого сейчас никто не делает. Сейчас все делается по-другому – буронабивные сваи, бурятся скважины, потом туда под давлением закачивается бетон и прочее. А потом сверху уже ставят опоры.

Я хотел бы посмотреть хотя бы один раз, как они ставили на эти сваи основание, которое держит всю нагрузку и все полотно. Это достаточно сложный процесс. Но этого я не видел. Все время показывают одну и ту же фэйковую картинку – красивый нарисованный мост, абсолютно голубое спокойное море, никакого волнения – так хорошо! Казалось бы, еще лебедей пустить туда – и вообще будет полная идиллия!

Поэтому я отношусь к этому с большим скепсисом.

— Давайте резюмируем. Это место не годится для строительства моста, прежде всего, исходя из сугубо геологических условий?

— Да, из-за геологического строения основания. Ну и море – само собой. Нарушается водный обмен между двумя морями. Вы знаете, что Азовское море – это абсолютно внутреннее море, тупиковое.

Биологи писали о том, что там большая трагедия с дельфинами, которые обитают только в Азовском море – они гибнут, потому что меняется вода. Она и опресняется, и загрязняется. И потом не забывайте, что где-то рядом находятся захоронения химического оружия времен Второй мировой войны – это бомба замедленного действия. Наверное, какая-то утечка происходит, все-таки столько лет прошло, и рыба дохнет, плавает вверх брюхом.

— Таким образом, ни с какой точки зрения моста там быть не должно. Тем не менее, строительство продолжается. Что ждет это сооружение и в какой перспективе?

— Там уже было два моста. И где они? Один смылся, второй сами разобрали.

Мне написал человек, который живет неподалеку. Он рассказал: «Я ловил рыбу с первого моста и со второго моста – там были какие-то опоры. Надеюсь дожить до того, что и с третьего моста я буду ловить рыбу».

Я не буду давать прогнозы. Я очень не хочу, чтобы погибли люди. Но перспектива этого моста довольно-таки плохая. И не забывайте: построить можно все, а вот потом эксплуатировать – это очень трудно. Пример – Сочинская Олимпиада. Мероприятие закончилось, и теперь все рушится.

Но, конечно, построить можно все – даже петуха из дерьма.

Передает  Обозреватель

 

Загрузка...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.