Поделитесь этой новостью в соц. Сетях:


Свои разоблачительные показания под присягой в комитете по разведке Сената США уволенный Трампом бывший глава ФБР Джеймс Коми начал с того, что подтвердил поданное днем ранее письменное заявление. Семистраничный документ, опубликованный накануне Сенатом, цитировал заметки, которые Коми делал после каждого разговора наедине с Дональдом Трампом, начиная с 6 января этого года.
Всего этих частных разговоров было девять: три личные встречи и шесть телефонных звонков, все инициированные Трампом. Для сравнения, за 3,5 года с момента своего назначения на должность, с Бараком Обамой Джеймс Коми наедине общался 2 (два) раза и никогда по телефону.

Карина Орлова

Первый раз Коми встретился с Трампом 6 января, когда брифинговал избранного президента по поводу досье Кристофера Стила, бывшего сотрудника британских спецслужб (то самое досье, где говорится, что у ФСБ есть компромат на Трампа в московском отеле с проститутками). Вот что Коми написал в заявлении перед Сенатом:

«Я почувствовал себя вынужденным задокументировать свою первую беседу с избранным президентом в докладной записке. Чтобы удостовериться в точности записей, я начал набивать текст на ноутбуке в своей служебной машине сразу же, как только покинул здание Башни Трампа /в Нью-Йорке/. С того момента создание письменных записей немедленно после встреч наедине с мистером Трампом стало моей практикой. В прошлом я никогда этого не делал».

На слушаниях один из сенаторов задал Коми вопрос, что именно подтолкнуло его к документированию бесед с Трампом. Джеймс Коми ответил, что сочетание факторов — темы разговора, обстоятельств встречи и личности Трампа. Дальше Коми сказал буквально следующее:

«Меня беспокоило то, что он /Трамп/ может лгать о сущности наших встреч».

На встрече 6 января Трамп хотел подтверждения того, что он лично не находится под расследованием ФБР. Коми сказал, что это так, потому что это действительно было так на тот момент и до момента увольнения Коми из ФБР.
Второй раз Джеймс Коми встретился с Дональдом Трампом через неделю после инаугурации, в конце января. По словам Коми, президент США позвонил ему и пригласил на ужин, и тогдашний глава ФБР решил, что на ужине будут присутствовать и другие люди. Вместо этого, когда Коми в 6:30 вечера пришел в Белый Дом, в Зеленой Комнате не было никого, кроме Трампа и двоих официантов, которые подавали еду. Из письменного заявления Коми перед Сенатом:

ОСОБОЕ МНЕНИЕ Общедоступная группа в Facebook, от сайта B I S O N

Вступайте в нашу группу Особое мнение

 

«Президент начал спрашивать меня, хотел бы я остаться на посту главы ФБР, что для меня было странным вопросом, потому что до того он уже два раза говорил мне, что хотел бы видеть меня на посту директора бюро, и я уверил его, что хочу остаться. Он сказал мне, что много людей хотели бы занять мою должность, и учитывая все перипетии 2016 года, он бы понял, если бы я захотел уйти.
Моя интуиция подсказала мне, что эта встреча один на один и притворство в том, что мы как будто в первый раз здесь обсуждали мою должность, была организована для того, по крайне мере отчасти, чтобы я заставить меня просить о работе и создать отношения патронажа между нами. Это очень сильно обеспокоило меня, учитывая независимый статус ФБР в исполнительной ветви власти».

На слушаниях в Сенате Коми пояснил, что у него создалось впечатление, что Трамп пришел к выводу, что он уже предложил Коми остаться на посту главы ФБР, но не получил ничего взамен, то есть отдал должность просто так.
То, что по словам Коми Дональд Трамп сказал дальше (и надо учесть, что ни один самый ярый сенатор-республиканец не отрицал подлинность слов экс-главы ФБР на слушаниях, и пока этого не сделал Белый дом), разошлось на цитаты и войдет в историю как исчерпывающая характеристика стиля управления демократической страной Америкой президентом Трампом:

«Несколько минут спустя Трамп сказал «Мне нужна лояльность, я жду лояльности». Я ничего не сказал, не пошевелился и ни один мускул на мое лице не дрогнул во время установившейся между нами неловкой тишины. Мы просидели несколько минут в полной тишине. Разговор далее продолжился на другие темы, но он вернулся к вопросу к концу ужина…Президент вернулся к вопросу моей работы и сказал, что очень рад, что я остаюсь, и что он слышал обо мне только хорошее от /Генпрокурора/ Джеффа Сешшнса, /Советника по национальной безопасности, генерала/ Джеймса Мэттиса и других. И тогда он сказал «Мне нужна лояльность». Я ответил «Вы всегда получите от меня честность». Он замолчал и затем сказал «Это то, чего я хочу, честная лояльность». Я замолчал, а потом сказал «Вы получите это от меня». Как я написал сразу после ужина в докладной записке, возможно, выражение «честная лояльность» мы понимали по-разному, но дальнейший упор на этом делать на ужине мне показалось непродуктивным».

На том же ужине Трамп вернулся к вопросу досье Кристофера Стила и сказал Коми, что размышляет о том, чтобы поручить тогдашнему главе ФБР провести расследование и доказать, что инцидента с проститутками в московском отеле не было (по закону, президент США вправе поручить ФБР начать расследование в отношение чего— или кого-либо). В ответ Коми предупредил Трампа, что в этом случае президент станет объектом расследование, а это то, чего Трамп так сильно не хотел.

В третий раз Джеймс Коми встретился с президентом Трампом 14 февраля в Белом доме на брифинге по контртерроризму, где присутствовали главы других профильных ведомств. Это произошло на следующий день, как Майкл Флинн подал в отставку после разоблачения его разговоров с послом России и лжи вице-президенту США.

«Когда брифинг закончился, Трамп всех поблагодарил и сказал, что теперь он хочет поговорить со мной наедине. Я остался сидеть в кресле. Участники совещания начали покидать кабинет, но Генпрокурор Джефф Сешшнс /Глава Минюста, кому подчиняется ФБР/ замешкался у моего кресла. Тогда Трамп поблагодарил его и сказал, что хочет поговорить со мной одним. Последним покинуть кабинет должен был Джаред Кушнер /зять Трампа/, но и его президент попросил выйти.
Когда мы остались вдвоем, президент сказал «Я хочу поговорить о Майкле Флинне»…«Он хороший парень и через многое прошел». Он повторял, что Флинн не сделал ничего плохого во время телефонных разговоров с российским послом, но что он ввел в заблуждение вице-президента Майка Пенса /Флинн лгал Пенсу о том, что не обсуждал снятие санкций с России с послом Сергеем Кисляком/. Затем он сказал «Я надеюсь, что ты найдешь четкий способ оставить это дело, оставить Флинна в покое. Он хороший парень. Я надеюсь, ты сможешь оставить это дело». Я повторил, что Флинн хороший парень. Но я не сказал, что оставлю это дело».

На момент этого разговора ФБР вело и до сих пор ведет уголовное расследование в отношении Генерала Майкла Флинна на предмет его возможного сговора с российскими властями. Когда на слушаниях сенаторы спросили Коми, видит ли он в этом воспрепятствование правосудию — тяжкое уголовное деяние и причина для импичмента, экс-директор ФБР сказал, что это не ему решать, поскольку он теперь просто гражданское лицо, а специальному прокурору Роберту Мюллеру, назначенному расследовать возможный сговор штаба Трампа с Россией. На уточняющий вопрос, расследует ли Мюллер возможное воспрепятствование правосудию, Коми ответил «безусловно». Таким образом, теперь мы знаем, что сегодня Дональд Трамп лично является объектом расследования.

 

Проблема с разговором в тот день была не только в том, что в нарушение протокола и этических норм Трамп удалил из комнаты начальника главы ФБР — Генпрокурора Сешшнса, и главу своей администрации, но и в том, что позднее Трамп писал в Твиттере, что никогда не просил Джеймса Коми прекратить расследование против Флинна.
На показаниях же под присягой Джеймс Коми, отвечая на вопрос, как именно он воспринял слова Трампа, сказал, что воспринял их как указание прекратить расследование в отношении Майкла Флинна.

В то время, как я пишу это предложение, с официальным заявлением выступает юрист Трампа Марк Кассовитц, которого президент нанял пару недель назад. От имени президента юрист заявляет, что Трамп никогда не просил «оставить Флинна в покое» и никогда не говорил, что «ему нужна лояльность». Самого Джеймса Коми он назвал человеком, который пытается подорвать государственную систему.

Коллизия «слово Коми против слова Трампа» может просто разрешиться, если Дональд Трамп опубликует «пленки», о возможном наличии которых он пригрозил в твиттере Коми. Это произошло после того, как незасекреченные заметки Коми попали в прессу (и как сегодня он рассказал на слушаниях, уволенный глава ФБР сделал этого сам через своего друга, профессора Колумбийского университета). С тех пор, а прошло около месяца, никакие «пленки», а слово было взято в кавычки самим Трампом, не были опубликованы, а Коми сегодня сказал «дай бог, чтобы записи их разговоров были опубликованы». Добавлю, что президент США имеет право записывать любые разговоры с Белом Доме.
Нужно ли уточнять, что юрист Трампа ничего про возможное опубликование пленок не говорил и ни одного вопроса от журналиста не принял.

Следующий разговор тет-а-тет между Трампом и Коми состоялся по телефону, 30 марта, когда президент позвонил директору ФБР.

«Он описал расследование по России как «облако», которое мешает ему действовать от имени страны. Он сказал, что с Россией ничего общего не имеет, что никогда не был с проститутками в Москве и что всегда осознавал, что его записывают во время визитов в Россию. Он спросил, что мы могли бы сделать, чтобы «рассеять» облако. Я ответил, что мы расследуем это дело так быстро, как только можем».

Этот звонок случился неделю спустя после слушаний в Конгрессе, на которых Коми давал показания и подтвердил, тогда публично в первый раз, что ФБР ведет расследование возможного сговора между штабом Трампа и Россией. И в телефонном разговоре Трамп спрашивал, зачем нужны были эти слушания. Также президент сказал Коми, что если есть какие-то «вторичные» его сотрудники, которое совершили что-то нехорошее, было бы хорошо это выяснить.

И здесь, конечно, интересно только одно — если Дональд Трамп добивается правосудия и хочет сам знать виновных «вторичных» сотрудников, если таковые имеются в деле возможного сговора с Россией, то почему же он так сильно защищал Флинна и просил, чтобы директор ФБР прекратил расследование против нечистого на руку генерала? Возможно, ответ заключается в том, что Флинн, как человек наиболее глубоко погрязший в истории с Россией, ее вмешательстве в выборы США и в администрацию Трампа, знает что-то, что может привести к краху других членов этой администрации. Например, того же Джареда Кушнера, который, как выяснилось, предлагал российскому послу установить секретный запасной канал связи между двумя странами на территории русских. Возможно, иными словами, Трамп защищает не самого Флинна, а кого-то из членов семьи, а он уже не раз доказывал, что доверяет только семье и волнует его только семья.

В любом случае, еще одна показательный комментарий прозвучал, когда сенаторы спросили Коми, просил ли Трамп во время их девяти разговоров провести детальное расследование по вмешательству России в выборы, по хакерским атакам, инициированным Кремлем, и вообще, интересовался ли когда-нибудь этим вопросом. Ответ был короткий и предсказуемый: никогда.

Последний разговор Коми и Трампа состоялся по телефону 11 апреля, и как и 30 марта, президент спрашивал главу ФБР, почему он до сих пор публично не объявил, что сам Дональд Трамп не является объектом расследования по возможному сговору штаба Трампа с Россией. Коми опять подтвердил, что Трамп не являлся объектом расследования, но посоветовал президенту обращаться с запросом к Генпрокурору, что он, Коми, тоже сделал, но ответа не получил.

«Я сказал ему, что именно в таком порядке это делается, что юрист Белого Дома должен сделать официальный запрос с Минюст, по традиционному каналу связи. Он сказал, что сделает это и добавил «Потому что я был очень лоялен к тебе, очень лоялен»

«Это был последний раз, когда я разговаривал с президентом Трампом» — так заканчивается письменное заявление Коми, представленное Сенату.
Дональд Трамп уволил Джеймса Коми с должности главы ФБР 9 мая. Глава ФБР США назначается президентом на должность на 10 лет, но может быть уволен в любой момент.
Объясняя, почему он решил дать показания, бывший глава ФБР сказал, что был ошеломлен тем, как Белый Дом объяснил причину его увольнения. Президент может уволить директора ФБР вообще без объяснений, сказал Джеймс Коми, но потом Белый Дом заявил, что в бюро царил хаос и Коми был плохим руководителем, которым были недовольны сотрудники, что и стало причиной увольнения. «Это ложь, простая и откровенная», сказал Коми, а «Белый Дом попытался обесславить бюро». И добавил, что когда сам Трамп в интервью сказал, что уволил директора ФБР из-за расследования по России, он понял, что должен дать показания.
На вопрос, почему, по его мнению, Трамп его уволил, Джеймс Коми сказал, что принимает на веру слова президента о том, что из-за расследования по России.

Наверно, самый важный вывод, который можно сделать из этих слушаний (кстати, после открытой части Коми отправился на секретный брифинг с сенаторами), помимо самих показаний экс-главы ФБР, это то, что ни один сенатор, среди которых были и апологеты Трампа, не подставил под сомнение слова Джеймса Коми. Его пытались дискредитировать самого как человека, допустившего утечки заметок в прессу (хотя Коми это сделал после оставления службы и заметки незасекреченные, иначе, логично ведь, Сенат их не опубликовал бы). Некоторые сенаторы-республиканцы пытались убедить себя и других, что слово «надеюсь», произнесенное президентом в комнате, из которой он удалил остальных, звучало как невинная надежда, а не как давление. Но никто, ни один сенатор, даже не намекнул на то, что Коми может лгать под присягой.

И только один человек — юрист Дональда Трампа, от лица президента США, назвал показания Джеймса Коми ложью.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ Общедоступная группа в Facebook, от сайта B I S O N

Вступайте в нашу группу Особое мнение

 

Оригинал

 

 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Добавить комментарий