Дома? Исторические? В центре? Снести!

0
8


В Петербурге оказался под угрозой сноса исторический квартал на Тележной улице, 21–29. Градозащитники призывают всех не равнодушных к судьбе города людей сделать все возможное, чтобы спасти приговоренные дома. В 2012 году губернатор обещал их спасти, но уже через несколько дней должны быть подведены итоги тендера на их снос. Передает радио свобода

История квартала на Тележной улице характерна для так называемой рядовой исторической застройки, которая периодически подвергается сносу – как потом выясняется, в интересах инвесторов, замысливших построить на месте старых домов бизнес-центры, отели или жилые кварталы. Схема таких сносов стандартна: дома расселяются, чаще всего, против воли жильцов, которым предлагается жилье где-нибудь на окраинах, а дома сначала стоят пустыми и разрушаются, а затем объявляются аварийными. Хотя закон и запрещает в зонах охраны снос исторических домов, построенных до 1917 года, но в законе заботливо проделана лазейка: вообще-то сносить нельзя, но если конструкции признаны аварийными, то – в виде исключения – можно. И исключения становятся правилом. Причем снести старый дом под этим предлогом легко, а вот с исполнением другой части закона, предписывающей точное воспроизведение внешнего облика здания, почему-то не очень спешат. Именно так было с печально известным домом Рогова на углу Загородного проспекта и Щербакова переулка Петербурга, снесенным в 2010 году: на его месте до сих пор зияет дыра, и никто не может заставить собственника участка исполнить закон. Именно так происходит с домами на Тележной улице.

Семь домов на Тележной улице пострадали еще при советской власти, в 80-х годах, при строительстве новой ветки метро. Тогда никто не обратил внимания на ухудшившееся состояние домов, их жители не получили никакой компенсации. Чиновники нового времени отнеслись к жителям Тележной столь же равнодушно. А в 2007 году Жилищное агентство Центрального района заказало в организации «ЛенжилНИИпроект» обследование пяти домов – 21, 23, 25, 27, 29. В заключении специалисты указали, какие ремонтные работы необходимо провести, то есть никто не выразил сомнения в том, что дома можно отремонтировать. В обследовании отмечалось, что их моральный и физический износ составляет 46%, в то время как критическое значение износа для признания здания аварийным – это 70%. Правда, в конце говорилось, что ремонт будет так дорог, что проще старые здания снести и построить новые. Вывод несколько странный: во-первых, экспертов не спрашивали, что будет дешевле, а что дороже, а, во-вторых, закон «О границах зон охраны объектов культурного наследия» запрещает сносить в историческом центре города здания, за исключением тех, чья аварийность не может быть ликвидирована. Несмотря на это, все эти дома тогда же признали аварийными и обреченными на снос. Собственники квартир возмутились и начали доказывать, что никаких признаков разрушения в их квартирах не наблюдается, жители дома на Тележной, 23, писали, что в их доме в 1974 году проводился капитальный ремонт, а в 2000-м – укрепление фундамента. Несмотря ни на что, их дом тоже расселили, не помогло и заступничество депутатов Законодательного собрания – уже тогда высказывались опасения, что этот квартал присмотрел для себя какой-то инвестор.

Новый губернатор Георгий Полтавченко, заступив на свою должность, заявил, что выступает за полный запрет сноса старинных зданий, за мораторий на новое строительство в историческом центре города. Осенью 2012 года он пообещал отремонтировать расселенные дома на Тележной улице и рассказал, что они предназначены для программы «Молодежи – доступное жилье». Но дома продолжали пустовать и разрушаться. Понятно, что квартал все больше становился бельмом в глазу у районной администрации, располагающейся совсем рядом, на таком же расстоянии от Невского проспекта, что и Тележная улица, только с другой стороны.

19 октября 2017 года был объявлен электронный аукцион по выбору подрядчика на снос исторических зданий на Тележной улице, 21–29, в этом тендере объединены задания по техническому обследованию домов и по “разборке аварийных конструкций”. Итоги тендера подведут одновременно с получением экспертизы, то есть снос домов может начаться незамедлительно. В том, что экспертиза приговорит все пять домов как аварийные, мало кто в петербургском отделении Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК) сомневается – предварительное обследование дало именно такие результаты, и уже они вызвали подозрение: вряд ли все пять зданий сразу могут быть изношены в равной степени, тем более что в некоторых из них еще не так давно жили люди.

Член президиума петербургского отделения ВООПИК Анна Капитонова считает, что тендер на снос домов проходит в нарушение городского закона, запрещающего снос исторических зданий в зонах охраны.

– К сожалению, нам до сих пор не удается остановить процедуру электронного аукциона по сносу этих зданий. Мы возмущены, ведь предполагается снести сразу целый квартал. Процедуры тендера проводятся в нарушение закона Петербурга №820, запрещающего снос домов в зоне охраны. Дома на Тележной находятся именно в такой зоне – ОЗРЗ-2, объединенной зоне регулируемой застройки, – и в тоже время мы видим, что идет конкурс по выбору демонтажной компании. У нас есть ощущение, что политическое решение на этот счет принято. Нам говорят, что там будет молодежный досуговый центр, но проект до сих пор нигде не представлен. Мы писали и в ФАС, и губернатору, и в Администрацию президента, но приостановить конкурс нам не удается. Мы проводим акции, пикеты, привлекаем сторонников. Проблема давняя, о ней как-то подзабыли, свыклись с тем, что дома в тяжелом состоянии. Но мы призвали всех писать губернатору и в Администрацию президента, надеемся, что это может возыметь какое-то действие. Мы на всех встречах с чиновниками поднимали вопрос об этих зданиях. Группа Сокурова, которая встречается с губернатором и его заместителем Албиным несколько раз в год, тоже на нескольких встречах поднимала этот вопрос, во всех протоколах записаны обещания чиновников создать концепцию по спасению этих зданий. Все эти поручения по разработке концепции давались КГИОП. И вот, совершенно для нас неожиданно объявляется тендер. Такая ситуация возникает не впервые, но такого масштаба разрушений не было давно, ведь они хотят снести пол-улицы.

На вопрос, удастся ли сохранить дома на Тележной улице, Александр Сокуров, неоднократно поднимавший этот вопрос перед городскими чиновниками высшего звена, ответил, что у него надежды почти нет, что все мосты связей с городскими властями у него разрушены, что, по его мнению, если еще несколько лет назад голос градозащитников был хоть как-то слышен, то теперь их мнение больше никого не интересует, и чиновники, не оглядываясь ни на закон, ни на мнение горожан, продолжают сносить и сносить исторические здания. Координатор движения «Живой город», член группы Сокурова Юлия Минутина-Лобанова тоже обращает внимание на то, что градозащитники давно и безуспешно пытались защитить исторический квартал, и что тендер на его снос был объявлен для них неожиданно.

– Не могут быть все дома сразу одинаково аварийными – ясно, что власти просто решили от них таким образом избавиться. При этом не было даже нового проекта, хотя обычно, если возникает нужда в разборке аварийных конструкций, то сначала в КГИОП собирается комиссия, анализирует, насколько это необходимо и каков будет проект воссоздания. А тут, насколько я знаю, даже не были произведены обмеры зданий – это вообще немыслимо! Не говоря о том, что ситуации, когда бы сносили целый кусок улицы, в нашем городе, пожалуй, не было. Мы очень надеемся, что нам удастся предотвратить снос исторических построек, которые охраняются законом, специально созданным для того, чтобы не уничтожалась даже рядовая застройка.

– А каким образом это удастся, если даже Сокурова не слышат – может, остается подать в суд?

– Суд – это дело долгое, к сожалению, часто, пока идет суд, здание уже утрачивается, так что это не гарантия. Нужно придать этому делу максимальную огласку. Мы сейчас обдумываем свои действия, будем пытаться повлиять на ситуацию на всех уровнях.

– Юлия, как вообще получается, что с такой легкостью нарушается закон, ведь даже очевидно аварийный дом в охранной зоне не может быть сломан без воссоздания?

– К сожалению, у нас недостаточно четко прописано само понятие воссоздания. Воссозданием называется все, что возникает на месте снесенного здания, но очень часто облик новой постройки весьма далек от утраченной. Надо стремиться спасать хотя бы фасады, но на самом деле легче спасти фасады вместе с частью капитальных стен, потому что они друг за друга держатся.

– Но ведь не только дома сносятся, утрачивается внутренне убранство многих зданий – вот совсем недавно пропало еще два витража из дома на Введенской улице на Петроградской стороне, ЖКС сменил окна с витражами на пластиковые окна…

– Да, каждый месяц гибнут витражи, причем иногда сами жители дома выносят их на помойку, а иногда, как в данном случае, это делает жилкомсервис. Эта тема становится все более острой. В исторических домах, которые не являются памятниками, еще остаются печи, витражи, перила, но закон их никак не охраняет, и очень часто они становятся жертвами даже не вандалов, а работников ЖКХ, которые вроде бы делают хорошее дело, ремонт, но при этом уничтожают все подлинные элементы – лепнину и прочее. Это регулярно происходит и на памятниках, и понятно, что в данном случае разговор не только о законе – видимо, когда речь идет о том, что находится внутри домов, работники ЖКХ думают, что никто этого не увидит, а когда спохватятся, будет поздно. Мне кажется, тут много зависит от КГИОП – вот обратил он внимание на двери дома Бака, и эти исторические двери удалось вернуть в дом-памятник, а то, на что КГИОП закрывает глаза, беспрепятственно гибнет. Так что тут дело не только в законе, а в степени заинтересованности чиновников.

Градозащитники давно уже говорят о том, что в России чрезвычайно несовершенна сама система сохранения исторических зданий – например, фактическое отсутствие настоящей ответственности собственника за состояние дома приводит к систематическому разрушению исторических домов, утере ценных интерьеров. Градозащитники-депутаты много раз пытались внести в Госдуму законопроекты, которые могли бы по-настоящему защитить от разрушения исторические центры российских городов, но пока эти инициативы ни к чему не привели. По мнению члена группы Сокурова, заместителя председателя петербургского отделения ВООПИК Александра Кононова, в случае с домами на Тележной улице сошлось два момента: нечеткость законодательства, запрещающего снос исторических домов, но разрешающего разборку аварийных конструкций, и стремление администрации поскорее решить вопрос с проблемным кварталом.

– Пошли по пути наименьшего сопротивления – конструкции всех пяти зданий у нас якобы аварийные. Но мы прекрасно понимаем, что на самом деле так не бывает – если только туда не упала бомба. По крайней мере, 4 дома из 5 можно было укреплять, все фасады можно было сохранить противоаварийными мероприятиями, но увы, опять принимается самое быстрое и дешевое решение – совершенно без оглядки на сохранение подлинного исторического облика города. Если на эти дома выделить деньги, то при наличии грамотных специалистов их можно было бы санировать и устранить их проблемы без сноса. Там один дом действительно очень сложный, но это не повод, чтобы зачищать всю территорию под ноль. И вот что еще важно – в этом квартале еще один дом, №31, продолжают расселять сейчас, и администрация Центрального района рассматривает эту площадку как вторую очередь того молодежного центра, который они анонсировали на месте этих домов. По закону даже при сносе внешний облик этих домов должен быть восстановлен. Они планируют воссоздать эти 5 фасадов, а за ними предполагается огромный центр досуга и культуры молодежи, с различными залами и даже молодежной биржей труда и прочей начинкой. Я даже не понимаю, какие там могут быть планировочные решения даже в смысле освещенности этих залов. Ведь фасады, которые они обязаны будут воссоздать, это фасады обычных жилых домов, с окошечками в ряд, и линии окошек не совпадают – дома-то строились в разное время. И как будет существовать единый центр с пятью разными фасадными решениями, непонятно. Там еще много других вопросов, концепция пока не представлена, и хотя на совещании у вице-губернатора Албина говорилось, что проведут по этому поводу пресс-конференцию, пока никаких движений в этом направлении я не вижу.

– А сама работа чиновников по охране культурного наследия соответствует своему назначению, если с ними все время приходится бороться и от них что-то спасать?

– Так мы как раз на последнем президиуме решили обратиться к губернатору и просить отставки Макарова, главы КГИОП. Но на самом деле, дело не в Макарове, Иванове или Петрове, а в системе. Мы пытаемся выходить с законодательными инициативами, менять нормативную базу, влиять на управленческие решения по конкретным объектам. Но вы же понимаете, что сегодня исполнительная власть чувствует себя очень независимой, не оглядывается ни на подмятую законодательную власть, ни на подмятую судебную. А все, что возможно в существующих обстоятельствах, мы пытаемся делать. Мы хотя бы добились на уровне федерального законодательства, что теперь размещаются в открытом доступе историко-культурные экспертизы, мы хоть теперь видим, что они там пишут, но это малая толика. Проекты реставрации и приспособления по-прежнему не размещают. По большому счету надо глобально реформировать систему сохранения культурного наследия в Российской Федерации. Петербург – это еще не самое ужасное, а в регионах наследие гибнет тотально, особенно деревянная застройка, это вообще катастрофа. Про окрестности Петербурга я вообще не говорю, у нас все это горит и гниет, хотя рядом Швеция и Финляндия – наши соседи с таким же климатом, но другим менталитетом все это прекрасно сохраняют. Вон, едешь на поезде в Турку, все вокзалы деревянные, дореволюционные, все работают, а у нас едешь – и только слезы. Что касается наших властей, то они очень разные – прекрасно видно, что даже поручения на уровне президентской власти выполняются плохо, частично, а на местах вообще часто сидят люди, которые действуют как какие-то засланные вредители, уничтожая это несчастное наследие, – у них свершено другие приоритеты.

По мнению Александра Кононова, запустить реальную реформу сохранения культурного наследия никто не решается, потому что у федеральной власти приоритеты другие. Александр Кононов считает, что при нынешнем составе Госдумы вероятность принятия такого законопроекта приближается к нулю.


 

Присоединяйтесь к нам в Facebook, Twitter. Будьте в курсе последних новостей.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here