Диалог глухих и немых: Европа раздражена и готова лишить Украину серьезных денег

0
140


Саммит «Восточного партнерства», который 24 ноября собрался в Брюсселе, проходит лишь через полгода после ратификации Соглашения об ассоциации с ЕС и введения безвизового режима. Однако, несмотря на праздничные реляции, атмосферу серьезно портят конфликты с рядом соседних стран и обвинения Киева в коррупции, из-за чего Украина, вероятно, не получит очередной кредитный транш по программе технической помощи ЕС. Киев же вместо реформ начал очередную пиар-кампанию, требуя от ЕС дать ответ на вопрос, за что борется Украина и имеет ли она перспективы вступления в Евросоюз. «Апостроф» проанализировал, с чем Украина пришла на саммит.

Долгожданная резолюция

Сегодняшний – уже пятый по счету – саммит «Восточного партнерства» в Брюсселе вряд ли принесет украинцам приятные сюрпризы. Задолго до саммита было известно о «войне формулировок», которая велась вокруг его итоговой декларации. Даже ходили слухи, что президент Петр Порошенко может проигнорировать событие, поскольку Киев недоволен проектом декларации. Впрочем, президент Украины прибыл в Брюссель.

В четверг, 23 ноября, еврокомиссар по вопросам европейской политики соседства Йоханнес Хан заявил о существовании сигналов, свидетельствующих о том, что лидеры государств-участников саммита достигнут договоренности по декларации благодаря компромиссным формулировкам. Но не должно быть неожиданностью, если в декларации все-таки не будет фразы о перспективах членства участников программы – Украины, Грузии и Молдовы.

Еще в общей стратегии в декабре 1999 года ЕС признал, что эти три страны имеют европейское призвание, и приветствовал их европейский выбор. Декларация нынешнего саммита, вероятно, не выйдет за рамки этой риторической модели, согласованной почти двадцать лет назад. Хотя многие страны ЕС сейчас не готовы даже на такую формулировку, опасаясь «очередных махинаций Киева со словами».

Но в Евросоюзе никогда и не скрывали, что целью политики «Восточного партнерства» является не расширение блока, а создание «пояса процветания вокруг ЕС». Само же «Восточное партнерство» является частью политики соседства ЕС, которая охватывает все страны Северной Африки, Ближний Восток и страны бывшего СССР. Турция и Россия отказались от предложения ЕС принять участие в этой инициативе. А чтобы сделать хотя бы какое-то отличие между такими странами, как Марокко или Ливия с одной стороны и Украина и Грузия с другой, была предложена отдельная инициатива – «Восточное партнерство».

Первый саммит инициативы в Праге в 2009 году показал проблемность объединения в одной корзине стран, имеющих разные мотивации и направления. Подготовка любого документа сопровождается постоянными попытками Армении и Азербайджана включить в него взаимные обвинения, Грузии и Украины – неприемлемые для Беларуси тезисы насчет России. Но в ЕС редко отказываются от принятых решений – вот и в пятый раз в Брюсселе собрался саммит «Восточного партнерства».

Кроме президента Украины, саммит посетят лидеры еще четырех государств программы партнерства (Азербайджана, Армении, Грузии и Молдовы). Беларусь, еще один участник саммита, и страны ЕС будут представлены министрами иностранных дел и другими должностными лицами.

Диалог глухих и немых

Петр Порошенко отправился на саммит еще в четверг. На этой неделе он заявил, что главная цель Украины – «полноправное членство в самом престижном союзе мира», то есть в ЕС. Также Киев хотел бы «определить новые промежуточные цели и рубежи на европейском пути». По его же словам, дорожной картой реформ для Украины является Соглашение об ассоциации, которое пока выполнено лишь на 15%.

Петр Порошенко заявил, что главная цель Украины — «полноправное членство в престижном союзе мира»Фото: president.gov.ua

Видение Киева также выразил заместитель главы Администрации президента и бывший посол в ЕС Константин Елисеев в своей колонке на EUobserver под громким названием «Скажите, за что мы боремся?» Чиновник требует, чтобы ЕС признал перспективу вступления Украины в эту организацию, что свидетельствовало бы о том, что Евросоюз является «опорой демократии, свободы и достоинства».

Такие заявления как минимум удивляют европейских дипломатов: «Это напоминает диалог глухих и немых. Мы говорим Киеву: вы хотели Соглашение об ассоциации и безвизовый режим – вы их получили. Теперь время вам показать результат со своей стороны». Но вместо борьбы с коррупцией и реформ мы слышим новые требования – объяснить Украине, за что вы боретесь. Это вы сами должны определить. И странно, что вы до сих пор не знаете, за что боретесь", — сказал «Апострофу» собеседник в дипломатических кругах ЕС.

К тому же, в Брюсселе такие заявления воспринимают как желание подменить понятия в диалоге с Евросоюзом.

Как известно, вопрос перспектив членства в ЕС был закрыт во время переговоров по Соглашению об ассоциации. Условия ратификации соглашения были изложены в заявлении ЕС в декабре прошлого года. Там было четко указано, что соглашение не предоставляет статуса кандидата и не создает условий для предоставления такого статуса, как и не предоставляет новых финансовых обязательств в отношении Украины.

В то же время Украина не способна получить и те финансы, которые ЕС готов выделить. По информации «Апострофа» из европейских дипломатических источников, Евросоюз уже фактически готов сообщить Украине о том, что очередной кредит в форме макрофинансовой помощи на сумму 600 млн евро не будет выделен из-за отсутствия прогресса в борьбе с коррупцией.

В Брюсселе все с большей озабоченностью наблюдают за тем, как борьба с коррупцией превращается в борьбу с нелояльными к власти политиками, тогда как элитная коррупция процветает и остается безнаказанной. Вместо борьбы с друзьями президента правоохранительные органы борются с антикоррупционерами и «травят» НАБУ, которое проявляет признаки неподконтрольности Банковой. Деятельность других антикоррупционных органов, как и создание ГБР (Государственного бюро расследований), не оставляет сомнений в их полной подконтрольности Администрации президента Порошенко, описал видение ситуации европейцами еще один собеседник издания в дипломатических кругах ЕС.

Поэтому обнародованные Елисеевым требования насчет членства в союзе воспринимают как попытку переложить проблему с больной головы на здоровую. Сам Елисеев, говорит источник «Апострофа» среди украинских дипломатов, несет ответственность за то, что Соглашение об ассоциации не ведет к членству в ЕС, и хорошо знает, что данный вопрос вызывает неприкрытое раздражение среди членов Евросоюза. Во всех документах ЕС речь идет только о перспективах вступления стран Западных Балкан.

К тому же, выглядят странными разговоры о вступлении в то время, когда в ЕС остаются серьезные европессимистические настроения, а сама Украина находится в состоянии конфликта как минимум с пятью европейскими государствами в вопросах языка или истории.

Что дальше?

На саммите 24 ноября могут обсудить технические или промежуточные шаги, считает немецкий политолог, старший научный сотрудник Института Евро-Атлантического сотрудничества в Киеве Андреас Умланд. К примеру, возможность вхождения в таможенный союз.

«Хотя здесь главный вопрос, насколько выгодно было бы сейчас Украине войти в таможенный союз с ЕС, пока объемы торговли с Европейским Союзом не столь велики», — говорит он в комментарии «Апострофу».

По мнению эксперта, на саммите не следует ожидать принципиально новых шагов.

«ЕС, очевидно, исчерпал все, что он мог предоставить Украине. Полностью вступило в силу Соглашение об ассоциации, предоставлен безвизовый режим. И сейчас мяч на стороне Украины: она должна убедить ЕС, чтобы он принял решение о предоставлении официальной перспективы членства. Но для этого Украина должна сначала изменить свой имидж на Западе, где она пока считается олигархическим и коррумпированным государством», — говорит Умланд.

Украине нужно изменить свий имидж на Западе, где она считается олигархическим и коррумпированным государствомФото: president.gov.ua

Он также склоняется к тому, что декларация снова признает европейские намерения трех стран.

«Предоставление перспективы членства – как видно на фоне Турции, у которой она давно есть, но, возможно, страна никогда и не станет членом – было бы небольшим шагом для ЕС, который ни к чему бы не обязывал. Впрочем, западноевропейские страны сейчас не хотят предоставлять перспективу на членство. Пока в ЕС нет консенсуса по этому поводу. Имиджевая проблема Украины, Грузии и Молдовы, на мой взгляд, здесь ключевая. Если бы были более решительные реформы, дискуссия о предоставлении перспективы членства, наверное, снова началась бы. Потому что есть большая группа поддержки: восточноевропейские государства-члены ЕС и Европарламент», — пояснил политолог.

Поскольку ЕС пока не готов к существенному сближению с Украиной и другими странами, основным на саммите будет признание успехов «ВП» с учетом достижений Киева, Кишинева и Тбилиси, а также акцент на необходимости имплементации действующих инструментов, в частности, выполнение соглашений об ассоциации, считает аналитик Международного центра перспективных исследований Евгений Ярошенко.

«ЕС готов лишь к таким форматам сотрудничества с восточными партнерами, которые не будут провоцировать евроскептические настроения в странах ЕС и давать дополнительный повод для критики правительств этих стран. К примеру, присоединение Украины к Шенгенской зоне даже не будет рассматриваться европейской элитой в ближайшие 15-20 лет. Зато более реалистичным будет выглядеть предложение по углублению энергетического сотрудничества или созданию инвестиционных фондов. Саммит может положить начало „ВП+“, однако возникает вопрос о содержательном наполнении нового формата партнерства. Для Украины должны быть важны не название нового формата сотрудничества или красивые слова о „европейских устремлениях“, а новые рамки взаимодействия, которые будут стимулировать дальнейшие реформы и преобразования. Киеву, как и Тбилиси с Кишиневом, важно добиваться эффективных стимулов, то есть ставить вопрос таким образом: что могут получить эти страны в качестве вознаграждения за внедрение тех или иных приоритетов Восточного партнерства. Иначе евроинтеграционный прогресс и демократические преобразования этих стран могут остановиться, а ЕС начнет терять привлекательность среди населения», — прокомментировал он «Апострофу».

Аналитик подчеркнул, что главное достижение «Восточного партнерства» заключается в том, что оно стало эталоном «мягкой силы» ЕС и толчком к европейским преобразованиям в Грузии, Молдове и Украине.

«Однако есть три фактора, которые ограничивают продуктивность Восточного партнерства: во-первых, незаинтересованность ведущих стран ЕС в усилении сотрудничества, во-вторых, недостаточная политическая воля и готовность восточных партнеров, в-третьих, опасения относительно агрессивной реакции России с соответствующими последствиями в вопросах безопасности», — подытожил он.

Источник  «Апостроф»



 

Присоединяйтесь к нам в Facebook, Twitter. Будьте в курсе последних новостей.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here