Александр Сотник: от 2018 года следует ожидать резкого «закручивания гаек сверху» и окончательного дооформления диктатуры Путина

0
145
Александр Сотник
Александр Сотник


Журналист Александр Сотник поделился своими мыслями о том, что ждет нашу страну в 2018, а также подвел итог 2017 года.


Уже больше трех лет Вы задаёте обычным людям вопросы на улицах и наблюдаете за их реакцией. Что здесь изменилось за эти годы; что изменилось в 2017 году?

Если раньше большинство респондентов были на 90% уверены в правоте Кремля и четко транслировали паттерны из телевизора, то в 2017 году их настигли сомнения на предмет того, что «все правильно, и мы всех победим». А, поскольку они – явные соучастники путинских преступлений, то открыто сознаваться в этом они не хотят. Наблюдается период «глубокой несознанки». Вчерашние путинисты закрылись в своей скорлупе и отмалчиваются, полагая, что «как-нибудь рассосется, и правительство каким-то образом все это разрулит». Убеждать в том, что «не разрулит» – бесполезно. Самый распространенный ответ «надо жить и надеяться на лучшее». Он – инфантильный и пугающе безысходный. Обыватель боится ответственности, и даже не допускает мысли о том, что она неизбежно наступит.

Появилось ли ощущение усталости у этих людей (от санкций, от Путина)?

Появилась отстраненность, отчерчена полоса отчуждения. Путин – сам по себе, россияне – сами по себе. Каждый по уши увяз в своих проблемах, которыми «не принято грузить окружающих, да и неприлично представать в роли неудачника». Поэтому все делают вид, что у них все хорошо, хотя на самом деле – все ужасно.

Какова реакция людей на «новость» о выдвижении Путина?

Безразличие. «От нас ничего не зависит» – самое распространенное мнение. В этом смысле Кремлю удалось внедрить в массовое сознание мертвящий элемент апатии, практически полностью уничтожив граждан на территории России. Потому что все, кто исповедуют данный принцип, перестают быть гражданами. У них есть в кармане паспорт, они даже думают, что ходят на «выборы», которые на самом деле уничтожены, но они не отождествляют себя с государством, не считают свое влияние на него хоть сколько-нибудь значимым. И это – еще одно преступление путинского режима: уничтожение гражданского общества в России.

Собрался ли Путин «отсидеть» свой четвертый срок «до звонка», а потом избраться еще и еще – до тех пор, пока смерть не разлучит его и президентский пост;  какие шансы на то, что подобный вариант развития событий станет реальностью, и при Путине будут жить не только наши дети, но и внуки?

Насчет внуков не скажу, но наши дети уже не знают никакого Президента, кроме Путина, и это – факт. Мой старший сын родился осенью 1999 года, ему сейчас 18 лет, и никого у руля государства, кроме Путина, он не видел. Мелькнул номинально Медведев, но тотчас исчез. Да и при нем Путин не сходил с политической арены. Путин и президентский пост – синонимы при данном режиме. Сложно предсказывать, когда его «хватит Кондрашка», но в том, что своими ногами он от власти не уйдет – не сомневайтесь. Он будет цепляться за власть до самой физической кончины.

Если вдруг представить себе честные и конкурентные выборы с более или менее равным доступом к СМИ, Путин все равно бы победил?

Путин бы не победил, потому что по закону его бы просто не зарегистрировали. «Два срока подряд составляют конституционный предел» – таково заключение Конституционного суда. Ключевое слово здесь – «предел». То есть, гражданин Путин после двух сроков не имеет права баллотироваться ни через четыре года, ни через сто. Это надо понимать. А все остальное в наших реалиях узурпированной власти находится по ту сторону реальности.


“Будет много посадок, ожесточатся политические репрессии…”


Многие ждали, что 2017 год станет переломным (в политическом смысле) для России, надеялись на какие-то перемены к лучшему. Однако, по крайней мере явно, 2017 никаких перемен не принес. Чего ждать от 2018?

Ожидать революционных событий только потому, что это – «год исторического юбилея» – по меньшей мере, наивно. «Из ничего не выйдет ничего», – говаривал Вильям наш Шекспир. Гражданское общество уничтожено, массового запроса на перемены нет, потому что перемены подразумевают резкий разворот курса, подсчет и оплату прошлых грехов, а нести ответственность никто не желает. Все боятся: и чиновники, и олигархи, и население. В этом смысле произошла идеальная спайка на всех уровнях. Страх и бессилие – первый признак деградации общества, от которого, как я уже сказал, не осталось и камня на камне. Потрясающая конструкция: «Верхи не хотят и низы не хотят». Такого в исторической ретроспективе я не припомню. Но именно внутри этой конструкции режиму наиболее комфортно существовать, как бычьему цепню, эффективно высасывающему все соки из организма России. От 2018 года следует ожидать резкого «закручивания гаек сверху» и окончательного дооформления диктатуры Путина. Будет много посадок, ожесточатся политические репрессии, я бы не исключал и политических убийств. Это будет очень жестокий год. Остатки свободолюбия в России будут сломаны через чекистское колено.

Многие оппозиционные эксперты весь прошлый год пытались найти признаки пресловутого раскола «элит». Но этих признаков объективно говоря было немного. Можем ли мы рассчитывать на то, что в следующем году эти признаки все-таки появятся?

Они могут появиться только в случае смерти Путина или «дворцового переворота». Но предпосылок к этому я пока не вижу. Впрочем, Россия – страна сюрпризов, да и человек «внезапно смертен».


“…Раскол случится только в случае ухода Путина «вперед ногами»…”


Могут ли новые санкции поспособствовать этому расколу?

Как я уже сказал выше – все боятся. Раскол случится только в случае ухода Путина «вперед ногами». Но это будет уже не раскол, а масштабный передел, чреватый гражданской войной, зерна которой уже дали всходы в головах глупых россиян. Эти зерна были посеяны официальной пропагандой, и от их плодов уже не избавиться. Урожай будет впечатляющим.


“Страна вновь возвращена к повестке жесткого выживания…”


Главное черта уходящего года?

Погружение страны во мрак нищеты, невежества и абсолютного страха. Исчезла даже видимость стабильности. Все живут сегодняшним днем. Дожили до вечера? – хорошо. Утром проснулись? – отлично, тянем лямку дальше, до вечера. Но до вечера доживают не все. Страна вновь возвращена к повестке жесткого выживания, и это очень печальный итог.

Можете ли Вы выделить в прошедшем году какие-то положительные тренды, которые могут усилиться в будущем году?

Положительный тренд только в одном: на Западе стали, наконец, осознавать, что столкнулись с какой-то неведомой, но очень опасной гибридной зверушкой в лице Путина и его окружения. Процесс этого осознания длился долго, пошагово, но он набирает силу. И это внушает некоторую надежду на то, что путинский режим однажды будет уничтожен без шансов «повторить».

То же самое касается и негативных тенденций.

Негативная тенденция – в удивительной жизнеспособности режима, в его нарастающей агрессивности. Можете не сомневаться, что он придумает еще очень много гадостей, которые успеет воплотить в жизнь, прежде чем все грохнется.


“…в 2018 году начнут сажать «за биткоины»…”


Чего ждать от власти в будущем году. Могут ли усилиться репрессии против оппозиционных активистов?

Как я уже сказал, репрессии будут усиливаться. Сейчас в Госдуме рассматриваются дополнения к «Закону о СМИ-иноагентах». В новой версии иноагентом можно будет признать и физическое лицо, и я догадываюсь, что буду одним из первых в данном списке. Кремль долго искал «ключ» к таким журналистам, как я. Одних он выдавил из России, я в 2016-м из-за угроз был вынужден на три месяца уехать в Грузию. Потом, когда все более-менее улеглось, вернулся, что явилось для режима полной неожиданностью: «Как это так – выскочил из пасти крокодила и вновь в нее запрыгнул?» – нонсенс, согласитесь. Похоже, новая отмычка в качестве этих «поправок» найдена. Не получается выдавить? – значит, задавим на месте. Кроме того, полагаю, что в 2018 году начнут сажать «за биткоины». Тема криптовалют очень горяча и перспективна, а режиму не нужны свободные люди. Для него жизненно важно загнать всех в беспросветный мрак нищеты, невежества и страха. Только в этой атмосфере он может самовоспроизводиться до бесконечности.

Вы не опасаетесь продолжать свою деятельность в России?

Я – не кошка, и у меня нет «девяти жизней». Поэтому вы не поверите, если я заявлю, что «ничего не боюсь». Разумеется, опасность высока. Уже сегодня я бы обозначил ее уровень как «оранжевый».

Ваши и (Sotnik-TV) планы на 2018 год?

Мой принцип: «Никогда ничего не планируй в России дольше, чем на три дня. Особенно – если занимаешься независимой политической журналистикой».

Вопросы задавал Федор Клименко

 

Загрузка...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.