АКЦИЯ ПОД ВЕРХОВНОЙ РАДОЙ: ЧТО ДАЛЬШЕ? ДАВИД САКВАРЕЛИДЗЕ VS АНТОН ГЕРАЩЕНКО

0
416


Как следует расценивать промежуточные результаты акции «Большая политическая реформа» под Верховной Радой? Например, в правящей коалиции уверены, что акция провалилась: народ, мол, на «третий Майдан» не пошел, потому что и не Майдан это вовсе, а проплаченное шоу с прицелом на выборы. В оппозиции же мнения разделились.

Одни считают, что достижения организаторов акции видны невооруженным глазом (как вчера сказал Анатолий Гриценко, удалось выполнить 1,5 задачи из трех), другие – отказываются делать хорошую мину при неважной игре. Третьи вообще дистанцировались от происходящего на улице Грушевского.

Чтобы помочь читателю разобраться в ситуации, «Цензор.НЕТ» пообщался с двумя соратниками-советниками (нужное подчеркнуть) двух ключевых (если, разумеется, не считать Президента) людей в этой истории – Михеила Саакашвили и Арсена Авакова. Ну, а зовут наших собеседников, соответственно, – Давид Сакварелидзе и Антон Геращенко.

ДАВИД САКВАРЕЛИДЗЕ: «ЕСТЬ ДЕПУТАТЫ, УВЕРЕННЫЕ, ЧТО ЭТО ПОБЕДА. МЫ ТАК НЕ СЧИТАЕМ. НУЖНО ИДТИ ДАЛЬШЕ, ПОТОМУ ЧТО СИГНАЛ ТОЛЬКО НАЧАЛ РАСХОДИТЬСЯ»

Беседа с Сакварелидзе состоялась буквально на ходу: поздно вечером вместе с Семеном Семенченко и Егором Соболевым бывший заместитель Генпрокурора Украины вел две сотни людей к улице Банковой, под Администрацию Президента. Люди кричали «Банду геть!» и «Київ, вставай!», так что корреспонденту «Цензор.НЕТ» приходилось их перекрикивать.

— Я что-то не вижу в этой колонне других лидеров оппозиции. Это о них Михеил Саакашвили только что сказал со сцены, что в оппозиции есть депутаты, готовые закрыть амбразуру, а есть такие, что предпочитают действовать более спокойно?

— Нет, ну есть депутаты, уверенные, что это – победа. Мы не считаем, что это победа. Мы считаем, что нужно идти дальше, потому что сигнал только начал расходиться. То есть люди работают – а им порохоботы в каждом эфире за 300 долларов морочат головы – рассказывают про «путинскую руку» и все остальное.

Поэтому сейчас нам нужно мобилизоваться, подтягивать киевлян и доводить начатое до конца. Ждать? А чего ждать?

— Да, это заметно, что вы и Михеил терпеть не можете, когда акция с вашим участием не заканчивается успешно.

— А этого никто не любит. И да, мы одни из организаторов и участников этой акции, пускай и не единственные. Но, думаю, наш вклад в ее проведение – очень большой. Поэтому да, не хотим выглядеть, как вы говорите, неуспешно.

— Правда ли, что лидеры вашей партии были не совсем довольны действиями Семена Семенченко и его людей из батальона «Донбасс»? В частности, из -за столкновений с полицией, вследствие чего у последних были отобраны щиты?

— Нет, наоборот. У нас с ними отличные отношения. Семен Семенченко пришел к нам на помощь на Краковце, когда Порошенко нагнал туда титушек. Его люди там защищали народ, и мы всегда исключительно филигранно, по-дружески и по-партнерски работали. Цели одни и те же. Да, партии разные – но это не означает, что в будущем мы не можем пойти одной колонной. Ничто не исключено.

А щиты ребята забрали просто из-за того, что у них украли защитные «засоби». Вы знаете, что волонтеры купили для батальона «Донбасс» несколько сотен защитных средств, а те (видимо, Сакварелидзе имел в виду полицейских) пришли – и тупо их своровали?

— Сейчас 2 недели Рада будет работать в непленарном режиме, будет пустовать. На это будут акцентировать внимание украинцев и ваши оппоненты. И при всем при этом палаточный лагерь будет стоять. Но для чего? Что он может сделать?

— Мы понимаем, что ответственный за страну человек – это Президент, да? И если он хочет что-то менять, то он меняет. Хочет назначить Генерального прокурора за один день – назначает. Закон под него поменяли без Венецианской комиссии? Поменяли. Закон про Донбасс приняли в ускоренном режиме утром и на закрытом заседании? Приняли. Так в чем проблема? Мы все понимаем. И народ в Украине – отлично все понимает.

— Что именно понимает народ в Украине?

— То, что Антикоррупционный суд – это будет полный развал пирамиды Порошенко. В которой он себя хорошо чувствует. Поэтому он и не хочет этого суда. И поэтому мы сейчас к нему идем – чтобы напомнить: в Украине не дураки, не съехались зря. Вот, к примеру (Сакварелидзе указывает на идущего рядом участника шествия, – ред.), человек приехал из Сумской области. 5 часов ехать на машине и потом ночевать в холоде – никому легко не будет.

— Все эти дни партии-участницы акции рассматривали под микроскопом. И все, скажем, обратили внимание на то, что в первый день на акцию пришли люди от Юлии Тимошенко. Которая как бы очень серьезный ваш союзник…Но потом, похоже, ее партия потихоньку самоустранилась…

— Не сказал бы, что она – прямо уж очень серьезный союзник. Мы ситуативно можем сообща поддерживать определенные вопросы. Но в остальном наши мнения могут расходиться.

— Например?

— Например, мы считаем, что наша партия – правоцентристская, праволиберальная. У нас мало «социального» подхода, мы за быстрое экономическое развитие. И вот в таких вопросах наши мнения расходятся. Но что касается беспредела в стране, то мы ситуативно с ними коммуницируем.

— Давайте поговорим о лидерах «Руха нових сил». О вас, о Саакашвили. Слежку, контроль за своей деятельностью со стороны украинских властей – ощущаете?

— Конечно! Постоянно работает наружка, телефон на прослушке. Мой телефон постоянно – и был, и есть – на НСРД (негласні слідчі розшукові дії) под разные уголовные дела. Мне же вменили 3 статьи, підозри. А наших друзей держат в заложниках – как, например, Сашу Бурцева (задержан Нацполицией 12 сентября, – ред.). Якобы за «побиття» погранцов и так далее. Хотели показать такую картину, что якобы мы нарушили границу Украины – при том, что все это происходило уже на нашей территории, никто ничего не пересекал. И знаете что удивительно? Параллельно выступает военный прокурор – и заявляет, что, оказывается, в Закарпатье есть частная граница, которую государство вообще не контролирует. 150 километров или сколько он там сказал? Где и стреляют, и прожекторами все освещают…

И в это время они говорят, что, оказывается, мы нарушили святость украинской границы, и так далее.

— Сколько человек круглосуточно находится с Саакашвили, с вами? Потому что паспорта у него нет. И хотя его задержание стало бы громким скандалом, и, очевидно, власти пока не намерены прибегать к этой мере, — каково его сопровождение?

— С ним обычно находятся только 1-2 охранника или активиста, которые его защищают. Со мной – только я и, иногда, — мой водитель (смеется, – ред.).

—  В органах власти Грузии у вас наверняка осталось много своих людей. Вы получаете информацию о том, на какой стадии возможный процесс вашей экстрадиции из Украины в Грузию?

— Они шантажируют Михеила этой темой.

— А в чем суть шантажа?

— Это шантажирует Порошенко. А Грузины не хотят всего этого. Потому что понимают, что это будет серьезный взрыв ситуации.

— Как сказать, все же грузины не проголосовали за партию Михеила на выборах в парламент.

— Ну, тогда давайте назовите мне хотя бы одну партию, которая без лидеров набрала бы 30% на парламентских выборах. Там общество очень четко разделено на 2 части, сильна поляризация. Есть те, которые его уважают, и те, которые его не любят. Необязательно ведь, чтобы политика любили. Это же не священник и не Папа Римский! Политик – это человек, который делает политику и иногда допускает ошибки.

— Вернемся к акции под Верховной Радой. Есть мнение, что 3 оглашенных требования были не совсем понятны людям. В особенности – относительно избирательного законодательства и Антикоррупционного суда.

— Я с вами согласен. И это усложняет понимание, когда в процессе задействовано много участников. Это с одной стороны хорошо, а с другой – усложняет управление и донесение посылов. Потому что народу нужны четкие посылы: кто виновник? И от кого это требовать? От коллегиального органа?

— С националистами вы вели переговоры? Формально в акции «Национальный корпус» и «Свобода» участвовали и ее требования поддерживали, с другой – от массированного привлечения своих людей воздержались…

— Мы вели переговоры со всеми. И в наших рядах много националистов. Например, я только что разговаривал с Игорем «Тополей» (один из лидеров УНСО, – ред.). И вот, например, националист, который в 1992 году воевал в Абхазии (показывает на идущего рядом другого участника акции). Вот вам реальное УНСО, которое пошло воевать. И люди отдали жизни. 7 человек погибло в Грузии! Разве это не националисты или неправильные украинцы?!

— И все же 3 крупнейшие силы, которые 14 октября в центре Киева провели масштабное шествие, плотно в акцию не «вписались»…

— Значит, у них есть своя политическая повестка, свой порядок дня…

АНТОН ГЕРАЩЕНКО: «МАЙДАН ПОБЕДИЛ НЕ ПОТОМУ, ЧТО НА ХРЕЩАТИКЕ СТОЯЛИ ПАЛАТКИ»

—  Судя по заявлениям организаторов, из крупных политических сил палаточный городок у Верховной Рады будут теперь населять и поддерживать лишь «Рух нових сил» Михеила Саакашвили и «Самопомич» в лице Егора Соболева и Семена Семенченко. Две недели Рада будет пустовать. Отсюда вопрос: сколько людей МВД намерено держать под парламентом в эти дни? 

— Полиции будет ровно столько, сколько нужно для того, чтобы охранять общественный порядок и не допускать провокаций. Хочу напомнить, что Киев и Украина в целом являются ареной диверсионно-террористической войны. 24 августа 2017 года прямо рядом с Кабинетом Министров на улице Грушевского, в трехстах метрах от сегодняшнего палаточного городка, злоумышленниками была брошена граната. В результате чего было ранено 2 человека. Несколько дней назад группа нападавших была раскрыта, изобличена. Оказалось, они выполняли задачу, поставленную из России. Цель – дестабилизировать ситуацию.

Поэтому работает не только видимая часть полиции, но и невидимая. Работают разведчики. Все это важно и для того, чтобы не повторилась трагедия, случившаяся 31 августа 2015-го у стен Верховной Рады. Мы переживаем, что враги Украины могут воспользоваться этими митингами и устроить какой-то террористический акт. Поэтому задача полиции – защитить митингующих.

Именно поэтому я вчера обратился к народному депутату Деревянко с просьбой публично заявить от имени своей силы о том, что они согласны с тем, дабы проверялись вещи, которые заносятся на территорию палаточного городка. И вчера после того, как это соглашение было достигнуто, никаких проблем не было.

— Да, как человек, проведший на месте событий последние дни, замечу, что напряжение там ощущается. 

— Вот вам замечательное фото, которое мне сбросили прохожие. У Верховной Рады идут два человека с тубусом, напоминающим гранатомет.

 

Я поднял всех на уши. Оказалось, что это всего лишь люди в футляре несут удочки и флажки.

— В общем, «на взводе» все. 

— Да. Это как в той истории, когда из Офиса ОУН высунулся человек с муляжом гранатомета. Но это потом уже выяснилось, что то был муляж…

— Палатки и утеплительные материалы в городок в дальнейшем будете пропускать? 

— Конечно.

— Даже учитывая то, что это может означать разрастание городка? 

— Смотрите, нужно четко понимать, что Майдан и в 2004-м, и в 2014 годах победил не оттого, что там стояли палатки. Он победил потому, что правда была на стороне митингующих…

— Это, конечно, красивые слова, но нынешние митингующие возразят вам, что правда – на их стороне. И по-своему будут правы. 

— …а неправда – на стороне власти. Так вот: если бы и здесь с митингующими была правда, то их были бы сотни тысяч. Как в 2013—2014-м.

— Доводится слышать множество заявлений о том, что и эта акция, и этот лагерь – действуют на деньги Москвы; и что среди организаторов есть агенты ФСБ… У МВД есть безоговорочное подтверждение этого тезиса? 

— Нет, на сегодняшний момент лично у меня такой информации нет. Более того, там есть много хороших и порядочных людей, которые недовольны властью. И своим мирным протестом они имеют полное право высказать свою точку зрения.

Что касается Сакварелидзе и Саакашвили, то я считаю, что это – глубоко непорядочные люди, которые просто-напросто задуривают украинцам голову.

— Сакварелидзе утверждает, что за ним ведется наружное наблюдение, а телефоны находятся на прослушке. Это правда? 

— Ну, у меня такой информации нет.

— Эти заявления политиков от коалиции и партии Ляшко – про руку Кремля и след ФСБ – серьезно повышают напряжение, а стало быть – и риск дальнейших столкновений и провокаций. Может, МВД стоило бы сделать заявление о том, что у него на данный момент нет проверенной информации на этот счет? 

— Хочу заверить вас, что если у нас будет информация о том, что кто-то готовит действия насильственного характера, то полиция будет этим действиям препятствовать. И если будет поступать информация о том, что у кого-то из участников акции в гараже находится оружие… Вот, я прямо могу сказать, что у одного гражданина грузинской национальности в Броварах были изъяты десятки гранат. И этот гражданин ходит по палаточному городку! Так скажите, как мы можем быть спокойными?

— Каков ваш прогноз развития ситуации на срок 2 недели+? 

— Если митингующие будут там находиться мирно, полиция к мирным митингующим точно не будет применять никаких мер воздействия. А так, дальнейшее развитие ситуации зависит от их лозунгов и точной веры граждан в то, что на стороне митингующих – правда. От этого зависит, будут ли эти протесты расширяться или нет. И во многом это зависит от того, будет ли власть совершать глупости или нет.

— А по-вашему, такие глупости по ходу проведения этой акции уже были? 

— Я считаю, что власть должна работать более эффективно: создавать условия для экономического роста и занятости населения. Тогда у граждан не будет ощущения того, что власть работает не для народа. И тогда не было бы подоплеки для протеста.

И второе: считаю, что нужно было сразу пропускать палатки, безо всяких проблем позволять их ставить. И не надо было делать из этого конфликт в первый день забастовки. Это мое убеждение, и я его высказывал многим высокопоставленным лицам. Если будет уверенность, что там нет оружия и боеприпасов, что там безопасно – я не вижу в этом никаких проблем.

Евгений Кузьменко, Цензор.НЕТ

 

Загрузка...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.