А. Пионтковский: «будет резкое обострение – на грани ядерной войны»

0
1226


Известный российский политический аналитик говорит о том, почему было совершено покушение на Сергея Скрипаля

Скандал, разгоревшийся вокруг отравления в Солсбери бывшего разведчика Сергея Скрипаля, набирает обороты. Мир и, в частности, Соединенное Королевство, довольно жестко отреагировали на данное происшествие, в котором властями Великобритании был замечен «российский след». Вчера Тереза Мэй (премьер-министр Британии – ред.) заявила о выдворении из страны 23-х российских дипломатов, о бойкоте официальным Лондоном ЧМ-2018, финальная часть которого должна пройти в России, и об экстренном созыве Совбеза ООН.

Свое видение ситуации, а также собственное мнение о том, действительно ли ответные меры, предпринятые Западом в отношении Кремля, достаточно жестки; кто на самом деле виновен в отравлении Скрипаля с дочерью, кому и зачем выгоден столь громкий международный скандал, выразил известный журналист, публицист и политический деятель, вынужденный покинуть Россию из-за несогласия с политикой действующей власти, А. Пионтковский.


– Андрей Андреевич, как Вы прокомментируете ситуацию с последствиями отравления Скрипаля, и что скажете о первых мерах, которые ввели сегодня британцы? Не кажутся ли они Вам слишком мягкими?

– Выслали всего 23-х дипломатов, а я помню, когда и по 200 высылали, и ничего не случалось в советские времена. И еще: самое «страшное» (вы, надеюсь, поняли, что я иронизирую), наверное, то, что принц Вильям и принц Гарри не приедут на Чемпионат мира.

Выдающийся наш «аналитик» Артем Шейнин, которому на днях в Европе трижды плюнули в лицо, целый час сегодня изгалялся о том, что, мол, замах на рубль, а удар на копейку. В этом случае лично мне кажется, что он и прав, и неправ. Прав он в том, что озвученное вчера госпожой Терезой Мэй действительно как-то не очень соответствует масштабу инцидента с дерзким нападением на территории Великобритании с использованием оружия массового уничтожения.

Кроме того, бросается в глаза и то, что они не решились закрыть Russia Today, о чем говорила и писала британская пресса. Это, с одной стороны, действительно так, но мне кажется, что такие господа, как Шейнин, не учитывают нарастающего на Западе раздражения в отношении России, а это очень серьезно. Даже в том, что сегодня говорила Мэй, на самом деле много потенциальных неприятностей для российской элиты. Однако, во-первых, премьер-министр говорила о разных секретных, закрытых мерах, которые она не может озвучивать, ведь и в Соединенных Штатах при обнародовании так называемого «Кремлевского списка» также шла речь о секретной части доклада. Сотни страниц сведений собрано финансовой разведкой на российских чиновников-олигархов (я говорю через дефис, потому что основные олигархи — это Путин, Медведев, Шувалов и прочие).

Затем, не вдаваясь, опять же, в детали, была произнесена ключевая фраза, что коррупционным элитам не место в Лондоне. Она (фраза – ред.) явно относилась к российским олигархам, и это, собственно, ключевой вопрос и в Англии, и в Великобритании, и в Америке. В этой связи, как мне кажется, самым политически эффективным и верным действием было бы требовать у российских бизнесменов объяснения происхождения их активов. Активы тех, кто не сможет этого сделать, то есть не объяснит происхождение средств, будут подлежать замораживанию и конфискации. В Америку наши коррупционеры вывезли около триллиона, в Великобританию, по грубым оценкам, – около половины триллиона. Это очень эффективная мера, очень болезненная для всей российской верхушки.

Но что самое главное, хотя они (т.н. «элита» – ред.) и не понимают этого – именно эта мера будет встречена с большим воодушевлением 95% российского народа. Об этом говорят самые крутые коммунистические и «левые» кандидаты в президенты. Это как раз с энтузиазмом было бы встречено в России, ведь надо не раскалывать верхушку – надо показать народу, что все их горе-руководители являются ворами столь масштабными, что объемы их воровства беспрецедентны в мировой истории. А вот на западе не идут, казалось бы, абсолютно выигрышными политическими путями – что-то их останавливает…

 – Может, останавливает нежелание останавливать немалый приток средств из России?

– Ну конечно, ведь они (средства – ред.) идут в экономику Великобритании и Соединенных Штатов – это одна причина. А вторая — это уже страх полного разрыва с режимом Путина, мол, не нужно рвать все связи. Собственно, это повторяет масса той же путинской агентуры: россияне могут помочь нам в тех или иных вопросах в Корее, Иране или еще где-то, поэтому не будем с ними чрезмерно жестоки. Это как раз единственное, чего боится режим, но Запад на такой шаг не решается.

 – Андрей Андреевич, есть еще такая версия, несколько конспирологического характера: что Кремль, организовывая убийство Скрипаля, чтобы его поймали, хотел вызвать максимально жесткую антироссийскую реакцию на Западе, которую можно было бы использовать для того, чтобы заставить элиты сплотиться вокруг «вождя». Именно поэтому все было проведено так грязно, пострадали совершенно посторонние люди, да еще, образно говоря, в виде дымящегося ружья в руках у убийцы был оставлен целый ворох улик, прямо указывающий на Россию.

— Это не конспирологическая версия, а стопроцентная очевидная истина, потому что у Путина не остается абсолютно никакого выхода из сложившейся ситуации, кроме как играть на повышение. С ролью пахана, обеспечивающего интересы элит, он не справился, все его внешнеполитические авантюры, начиная с так называемой Новороссии и заканчивая Сирией, провалились. Расчет на то, что в Украине вспыхнет гражданская война между русскими и украинцами, не оправдался. Проект Новороссии превратился в огрызок лишь с частью районов. Чем кончилось в Сирии, тоже все понятно: мы прекрасно помним о том, что случилось с российскими наемниками в ночь с 7 на 8 февраля при попытке захватить какой-то нефтяной завод. И как раз в те же дни израильтяне уничтожили половину сирийской ПВО, которую установили россияне и которой они руководили. То есть никаких героических успехов предъявить нельзя, в связи с этим резко падает поддержка Путина в имперских, квазифашистских кругах. Я вот, например, очень впечатлен последним видеоблогом идеолога русского фашизма №1 господином Дугиным, где он буквально «размазывает Путина по стенке». А ведь недавно еще он считал его вождем «русского мира». У Путина нет никакой программы, которую он может предъявить в более-менее нормальной обстановке или в обстановке какого-то соглашения с Западом. Он после вот этой, как я ее назвал, «Пусимы» (разгром т.н. ЧВК «Вагнер» под Дейр-эз-Золом. – ред.) исчез на 2 недели, как делает всегда в тяжелые моменты. Помните, так было и после убийства Немцова, когда он находился в тяжелом положении, и нужно было собраться с мыслями. И он пришел с планом. Это совершенно объективно просто, очевидный вывод – есть ли возможность удержать власть, доведя до предела политическую и военную эскалацию с Западом на грани применения ядерного оружия. Не случайно он выступил с этим мультипликационным шоу, с ядерными ракетами, с серией интервью, где недвусмысленно говорит о том, что готов применить ядерное оружие. Видно, что каждый раз он говорит это все с большим вожделением. Я бы немножко разошелся с вами в формулировке, я уже даже не говорю о Кремле, а о Путине лично. Кремль без Путина смог бы как-то сохранить свои активы и о чем-то договориться с Западом, в чем-то ему уступить. Например, уйдя с Донбасса, сохранить Крым, на который бы закрыли глаза. Такие варианты рассматривались, и достаточно активно, но это не для Путина. Путин может сохранить власть только в условии жесточайшей конфронтации на грани применения ядерного оружия, которое он в свое время продемонстрировал.

– То есть можно сказать, что это был демонстративный акт, исполненный в гангстерском стиле, в том числе и для того, чтобы замазать сообщников кровью?

– Да. Такие шаги будут и в дальнейшем. Вы видите, что, в общем-то, Великобритания пока ответила довольно вяло, но другой стратегии, пожизненного удержания власти, у него нет. В обстановке резкого обострения конфронтации он может вернуть симпатии тех людей, которых идеологически оформляет Дугин – имперцев. И кстати, та военная эскалация, о которой я говорю, она направлена, прежде всего, на то, чтобы спровоцировать Запад на то, на что он не решается.

– То есть на отключение SWIFT, эмбарго на поставки нефти?

– Да, и на конфискацию западных активов нашей так называемой «элиты». Чтобы превратить страну в осажденную крепость.

– Но ведь и его активы тоже на западе…

– Они ему больше не нужны, он играет уже гораздо более серьезную партию.

– Но друзьям-олигархам, которые так трясутся за свои яхты и виллы, такая перспектива, надо думать, не слишком по душе?

– В обстановке военной истерии он легко расправится и с олигархами, вплоть до ближайшего окружения. Вот знаменитая сцена в фильме Соловьева «А зачем нам такой мир без России, не нужен, нажму на кнопку». «Мир без России» — это форма речи. На самом деле он говорит о том, что ему не нужен мир без его, Путина, власти. Нам же в октябре 2014 года господин Володин объяснил, что Россия – это и есть Путин. Быть самым крутым в мире человеком, единственным в мире человеком, на полном серьезе готовым нажать на ядерную кнопку — это покруче, чем быть самым богатым человеком в мире, награбившим 240 миллиардов. То есть он играет уже другую игру.

– Соответственно, из этого вывод, что дальше могут последовать любые действия. И нападение на Прибалтику, и эскалация на Донбассе – можно ждать всего?

– Он надеялся, что этим химическим нападением резко повысит градус. А Запад не пошел ему навстречу. Поэтому боюсь, что он будет повышать ставки. Только так он сможет выжить политически, а для него политически — это означает и физически. Инсайдеры же рассказывают, что он много раз смотрел в Кремле видео с последними минутами Каддафи, вот подобного он для себя не хочет. А для того, чтобы ничего подобного с ним не случилось, он считает, что должен оставаться у власти пожизненно. Это значит, будет резкое обострение военной конфронтации на грани ядерной войны, потому что ничего другого у него и нет. В Сирии ему американцы показали, что значит его современный облик армии на конвенциональном уровне. И единственное его чудо-оружие — это не те мультики-пугалки, а именно угроза готовности применить ядерное оружие. Так он и мыслит себе дальнейшее существование: сидеть в осажденной крепости, размахивая ядерной бомбой.

Беседовал Федор Клименко rusmonitor

 

Загрузка...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.